X-PDF

Статья 38

Поделиться статьей

1. Материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

2. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.

3. Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.

(1) Постановление от 22 марта 2007 года № 4-П по делу о проверке конституционности положения части первой статьи 15 Федерального закона «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год»

(Собрание законодательства. 2007. ¹ 14. Ст. 1742)

Правовые категории в постановлении: социальное государство . право на социальное обеспечение . обязательное социальное страхование . институт материнства и детства . единый социальный налог . пособие по беременности и родам . принципы ограничения прав.

Заявитель: гражданка Т. А. Баныкина (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: законоположение, устанавливающее максимальный размер пособия по беременности и родам за полный календарный месяц, первоначально установленное Федеральным законом «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год», в дальнейшем воспроизводившееся в федеральных законах о бюджете Фонда социального страхования РФ и в настоящее время действующее в редакции Федерального закона «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год».

Позиция заявителя: оспоренное законоположение неправомерно ущемляет социальные права женщин и ухудшает их материальное положение в период нахождения в отпуске по беременности и родам.

Итоговый вывод решения: оспоренное законоположение не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой им – в системе действующего правового регулирования – несоразмерно ограничивается размер пособия по беременности и родам для застрахованных женщин, чей средний заработок превышает предусмотренную в них предельную сумму.

Указанная норма утрачивает силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения Постановления. В течение данного срока Федеральному Собранию надлежит внести в действующее законодательство изменения вытекающие из настоящего Постановления.

Дело гражданки Т. А. Баныкиной подлежит пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Мотивы решения. В современной социально-демографической ситуации в России институт материнства и детства приобретает повышенную публичную значимость, что обусловливает необходимость создания адекватной системы социальной защиты работающих женщин в связи с беременностью и родами, наиболее полным образом гарантирующей реализацию ими прав, закрепленных в Конституции РФ.

На необходимость создания и совершенствования такой системы ориентируют и правовые акты Международной организации труда (МОТ), которые предусматривают, что каждая работающая женщина имеет право на отпуск по материнству (отпуск по беременности и родам), в связи с предоставлением которого ей выплачивается денежное пособие. При этом ставки денежного пособия должны быть определены таким образом, чтобы обеспечить женщине и ее ребенку хорошие с точки зрения гигиены условия и удовлетворительный уровень жизни.

Федеральный законодатель при конкретизации гарантий конституционных прав располагает достаточно широкой свободой усмотрения в выборе мер социальной защиты, в том числе социального обеспечения в отношении беременных женщин, условий и порядка предоставления им соответствующих денежных выплат, их размера. Однако для поддержания доверия граждан к закону и действиям государства он обязан соблюдать конституционные принципы справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности и гарантированности социальных прав и не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо этих прав и приводило бы к утрате их реального содержания. Даже имея целью воспрепятствовать злоупотреблению правом путем введения определенных условий или ограничений, законодатель должен использовать не чрезмерные, а только необходимые и обусловленные конституционно признаваемыми целями таких ограничений меры.

Исполняя свою конституционную обязанность по социальной защите материнства и детства, государство гарантирует предоставление женщинам на период, непосредственно предшествующий и непосредственно следующий за рождением ребенка, отпуск по беременности и родам и в целях их материального обеспечения на данный период – пособие по беременности и родам.

Согласно актам МОТ, сумма денежного пособия, выплачиваемого в связи с предоставлением отпуска по беременности и родам и рассчитываемого на основе предшествующего заработка женщины, не должна составлять менее двух его третей, однако допускается и установление максимальных пределов для размера заработка, учитываемого с этой целью. Признавая принцип соответствия пособий предшествующему заработку застрахованного лица, на основе которого оно уплачивало взносы, МОТ в то же время отмечает, что в целях определения размера пособия или его частей, выплачиваемых из источников, не складывающихся из этих взносов, любое превышение заработка данного лица над заработком, преобладающим среди квалифицированных трудящихся, может не приниматься во внимание, в связи с чем допускается снижение пропорции пособия по отношению к предшествующему заработку для высокооплачиваемых трудящихся.

В России в соответствии с правовым регулированием, действовавшим до принятия оспариваемого законоположения, не ограничивались ни размер пособия по беременности и родам, ни размер заработка, принимаемого во внимание для его исчисления. Пособие по беременности и родам выплачивалось в размере 100 процентов среднего заработка (дохода) по месту работы.

В дальнейшем был осуществлен переход от уплаты страхователями страховых взносов в процентном отношении от фонда оплаты труда застрахованных к уплате единого социального налога. Сохранив ставку пособия по беременности и родам в размере 100 процентов предшествующего среднего заработка, федеральный законодатель в целях обеспечения справедливости распределения средств Фонда социального страхования РФ дополнительно установил максимальный размер этого пособия.

При соблюдении условия соотносимости его величины и подлежащей налогообложению части совокупного заработка (дохода) работающей женщины, это не может рассматриваться как несоразмерное ограничение конституционных прав на государственную защиту материнства и детства и на социальное обеспечение для рождения и воспитания детей и не противоречит международным обязательствам Российской Федерации.

Вместе с тем определение максимального размера пособия по беременности и родам не может осуществляться без учета природы указанной выплаты и, следовательно, размера заработка, на основе которого исчисляются и уплачиваются соответствующие платежи, а также без учета ее особого предназначения.

Пособие по беременности и родам предоставляется работающим женщинам в рамках системы социального страхования, является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию и выплачивается из средств Фонда социального страхования РФ. Данный Фонд предназначен для реализации прав на социальное страхование, охрану здоровья и медицинскую помощь, его бюджет входит в бюджетную систему Российской Федерации, а доходы формируются за счет обязательных платежей, установленных законодательством, добровольных взносов физических и юридических лиц, других доходов. Среди названных источников формирования доходов Фонда одним из основных является единый социальный налог.

Налоговая база единого социального налога для организаций и индивидуальных предпринимателей, производящих выплаты физическим лицам, определяется налоговым законодательством как сумма любых выплат и иных вознаграждений, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц, вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты. Таким образом, при определении налоговой базы учитываются не только заработок как таковой, но в определенной мере и совокупный уровень материальной обеспеченности работника.

Налоговые ставки для плательщиков единого социального налога устанавливаются в зависимости от исчисляемой на каждое физическое лицо нарастающим итогом с начала года величины налоговой базы, причем ставка налога, поступающего в Фонд социального страхования РФ с налоговой базы, превышающей 600 000 рублей, не изменяется. Вводя указанные параметры, федеральный законодатель действовал на основе принципа справедливости, требующего, чтобы законодательное регулирование налогообложения строилось на объективных критериях отграничения невысоких и средних доходов от доходов высоких и сверхвысоких. При этом, преследуя собственно фискальные цели, такие как повышение собираемости налогов, снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда, предотвращение уклонения от уплаты налогов, он исходил из презумпции реалистичности определяемых на их основе выплат в пользу наемных работников и адекватности целям наполнения федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов.

Такой подход к определению налоговой базы единого социального налога, в зависимости от величины которой устанавливаются налоговые ставки, может использоваться и при определении критериев установления конституционно оправданного максимального размера пособия по беременности и родам.

В России как правовом и социальном государстве устанавливаемый федеральным законодателем правовой режим пособий по обязательному социальному страхованию должен быть основан на универсальных принципах справедливости и юридического равенства и вытекающего из них требования сбалансированности прав и обязанностей. Этим обусловлена недопустимость существенных диспропорций между платежами, которые вносятся работодателями в Фонд социального страхования РФ и из которых формируются его средства, и страховым обеспечением, в том числе при установлении максимального размера пособия по беременности и родам, выплачиваемого из этих средств (постановления от 24 февраля 1998 года № 7-П и от 23 декабря 1999 года № 18-П).

Между тем, введя оспариваемыми законоположениями норму о максимальном размере пособия по беременности и родам, федеральный законодатель, преследуя цель перераспределить средства Фонда социального страхования РФ, не учел, что в данном случае требовалось достижение большего соответствия (пропорциональности) между платежами, из которых формируются эти средства, и выплатами, осуществляемыми в пользу застрахованных женщин в соответствии с их заработком (страховым обеспечением), в целях установления более высокого размера пособия. В результате ухудшилось положение тех женщин, чей средний заработок значительно превышает установленный максимальный размер пособия, при том, что сумма начисляемых работодателем в их пользу выплат и иных вознаграждений, которая учитывается при определении налоговой базы, существенно превышает заработок, фактически лежащий в основе определения максимального размера пособия.

Наряду с компенсацией (минимизацией) последствий изменения материального положения работающей женщины вследствие рождения ребенка назначение пособия по беременности и родам состоит в обеспечении охраны здоровья женщины в период беременности и восстановления после родов и, таким образом, в создании благоприятных социальных условий для рождения детей, для достижения целей демографической политики.

Исходя из этого, при установлении размера пособия по беременности и родам и ограничений, связанных с его выплатой, федеральный законодатель должен учитывать задачи социальной политики на конкретно-историческом этапе развития государства, а также всю совокупность физиологических и нравственно-психологических факторов, оказывающих воздействие на женщин в период, непосредственно предшествующий и непосредственно следующий за рождением ребенка, исключительный характер пособия, рассчитанного на строго ограниченное время, и его повышенную значимость для жизни женщины и ребенка. Осуществляя соответствующее регулирование, в целях поддержания баланса конституционно защищаемых ценностей он должен основываться на вытекающих из Конституции РФ принципах пропорциональности и эквивалентности и соблюдать требования о соразмерности вводимых ограничений защищаемым конституционным ценностям.

Между тем введенное в 2002 году регулирование, которым отменялось 100-процентное возмещение заработка для женщин, чей средний заработок превышает предельный размер пособия по беременности и родам, не отвечает указанным требованиям и, приводя к снижению уровня жизни, чрезмерно ограничивает гарантии их прав, закрепленных в Конституции РФ, а также не согласуется с актами МОТ.

В связи с этим федеральному законодателю надлежит внести изменения в действующее законодательство, чтобы обеспечить более справедливую пропорциональность между платежами в Фонд социального страхования РФ, осуществляемыми в пользу застрахованных женщин в соответствии с их заработком, и страховым обеспечением, что позволило бы в максимально возможной степени компенсировать им утраченный в связи с использованием отпуска по беременности и родам заработок, на основе которого исчислялись платежи в Фонд социального страхования РФ.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении: Конвенции МОТ от 28 июня1952 года № 103 «Относительно охраны материнства»,от 28 июня 1952 года № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения», Рекомендация МОТ от 12 мая1944 года № 67 «Об обеспечении дохода».

(2) Постановление от 6 февраля 2009 года № 3-П по делу о проверке конституционности части 1 статьи 5 Федерального закона «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию»

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 8. Ст. 1040)

Правовые категории в Постановлении: право на социальное обеспечение . социальные страховые риски . страховое обеспечение в виде пособия по временной нетрудоспособности . право на труд . конституционные права на заботу о детях и на социальное обеспечение для воспитания детей . пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

Заявитель: Автозаводской районный суд города Тольятти Самарской области (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: положение оспариваемого Закона постольку, поскольку им не предусматривается возможность назначения и выплаты пособия по временной нетрудоспособности отцу (или другому члену семьи) ребенка в возрасте до полутора лет в случае болезни матери, находящейся в отпуске по уходу за ребенком.

Позиция заявителя: оспариваемое положение не соответствует статьям 38, 39 и 55 (часть 2) Конституции РФ, лишая отца ребенка равного с матерью права на воспитание и заботу о детях, а также отменяя право отца на социальное обеспечение для воспитания детей.

Итоговый вывод решения: оспариваемое положение не противоречит Конституции РФ, поскольку оно – в системе действующего правового регулирования – не лишает отца ребенка равного с матерью права на воспитание детей, а также права на социальное обеспечение для воспитания детей, осуществляемого в том числе посредством предоставления пособия по обязательному социальному страхованию.

Мотивы решения. Согласно Конституции, в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, устанавливаются государственные пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2) . материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2). Конституция РФ гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).

Реализуя предоставленные ему полномочия (статьи 71 (пункт «в»), 72 (пункты «б», «ж» части 1) и 76 (части 1 и 2)), федеральный законодатель определил случаи (социальные страховые риски), с которыми связано осуществление гражданами конституционного права на социальное обеспечение в системе обязательного социального страхования, и установил принципы, правила и особенности различных видов такого обеспечения.

Страховое обеспечение в виде пособия по временной нетрудоспособности предоставляется при наступлении такого социального страхового риска, как временная нетрудоспособность (подпункт 2 пункта 1 статьи 7, подпункт 5 пункта 2 статьи 8 ФЗ от 16 июля 1999 года № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»). Условия, размеры и порядок обеспечения этим пособием определяются в оспариваемом Федеральном законе от 6 февраля 2009 года № 3-П.

Оспариваемая часть 1 статьи 5 названного Федерального закона связывает возможность выплаты пособия по временной нетрудоспособности с болезнью застрахованного лица или членов его семьи, либо с осуществлением специальных ограничительных (карантин) или реабилитационных мероприятий в отношении застрахованного лица, обусловливающих необходимость его освобождения от выполнения трудовых обязанностей. Ее положения во взаимосвязи с положениями Трудового кодекса РФ, Федеральных законов «Об основах обязательного социального страхования» и «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», определяющие содержание временной нетрудоспособности, не предназначены для предоставления обеспечения в случае наступления других социальных страховых рисков.

Осуществление ухода за малолетним ребенком – самостоятельный страховой случай, представляющий собой реализацию такого социального страхового риска, как материнство, который охватывает также беременность и рождение ребенка и которому соответствуют следующие виды обеспечения: пособие по беременности и родам, единовременное пособие женщинам, вставшим на учетв медицинских учреждениях в ранние сроки беременности, единовременное пособие при рождении ребенка, а также ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет (подпункт 4 пункта 1 статьи 7, подпункты 7, 8, 10 и 11 пункта 2 статьи 8 ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»).

Порядок предоставления данных пособий урегулирован Федеральным законом «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию» и Федеральным законом «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», закрепляющим в статьях 13 и 14 право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет матерью ребенка, отцом либо другим родственником, фактически осуществляющим такой уход и находящимся в отпуске по уходу за ребенком в соответствии со статьей 256 Трудового кодекса РФ.

Ограничение случаев обеспечения пособием по временной нетрудоспособности, обусловленное его целевым назначением, не может рассматриваться как ущемляющее конституционные права на заботу о детях и на социальное обеспечение для воспитания детей, которые реализуются в рамках другого вида социального обеспечения, целевое назначение которого – компенсировать утрату заработка, обусловленную рождением и воспитанием ребенка, осуществлением заботы о нем.

Данное регулирование осуществлено федеральным законодателем в пределах его дискреционных полномочий и согласуется с конституционно значимыми целями обязательного социального страхования, направленного на компенсацию или минимизацию для работающих граждан последствий изменения их материального положения в связи с наступлением предусмотренных законодательством Российской Федерации социальных страховых рисков, каждому из которых соответствует определенный вид страхового обеспечения (часть третья статьи 1, пункт 1 статьи 8 Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования»).

Обеспечение пособиями по временной нетрудоспособности и по уходу за ребенком предполагает наличие такого правового механизма, который позволял бы отцу ребенка в случае болезни матери, находящейся в отпуске по уходу за ребенком, беспрепятственно реализовать возможность самому использовать на этот период отпуск по уходу за ребенком (статья 256 Трудового кодекса РФ) и тем самым осуществить гарантированные Конституцией РФ права на заботу о ребенке и на социальное обеспечение в связи с воспитанием детей (статьями 38, часть 2 и 39, часть 1). Поскольку одновременное предоставление отпуска по уходу за ребенком нескольким членам семьи исключается, переход права на использование данного отпуска и на назначение и выплату пособия по уходу за ребенком должен происходить посредством максимально удобных для родителей процедур.

По сложившейся практике применения предписаний пунктов 50 и 51 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2006 года № 865, заболевшей матери, находящейся в отпуске по уходу за ребенком, необходимо обратиться к своему работодателю с заявлением о прекращении отпуска, на основании которого должен быть издан соответствующий приказ, а матери ребенка выдана справка, подтверждающая данный факт, что дает отцу ребенка право требовать от своего работодателя предоставления отпуска по уходу за ребенком с выплатой пособия.

Такая процедура, требующая организационных и временных затрат, в ряде случаев не может быть доведена до завершения (например, если мать тяжело больна) и, следовательно, не может гарантировать в полной мере защиту интересов семьи и ребенка, что означает невозможность осуществления в полном объеме конституционных прав на заботу о детях и их воспитание, а также на социальное обеспечение для воспитания детей. Это предполагает необходимость совершенствования правового регулирования с целью упрощения процедуры оформления отцом ребенка (другим родственником) отпуска по уходу за ребенком на период болезни матери, находящейся в отпуске по уходу за ребенком, и назначения полагающегося ему пособия по обязательному социальному страхованию.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении: Всеобщая декларация прав человека, провозглашающая право детей на особую заботу и помощь . Конвенция о правах ребенка, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, установившая, что родители несутответственность за воспитание и развитие ребенка, интересы которого являются предметом их основной заботы, и что государства – участники Конвенции в целях содействия реализации изложенных в ней прав ребенка оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь, в том числе через систему социального обеспечения и социального страхования (статьи 18, 26 и 27) . Конвенция МОТ 1981 года № 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями», устанавливающая необходимость принимать во внимание потребности работающих граждан, члены семей которых нуждаются в уходе с тем, чтобы эти граждане могли осуществлять свое право на труд, не подвергаясь дискриминации и, насколько возможно, гармонично сочетая профессиональные и семейные обязанности (пункт 2 статьи 1, пункт 1 статьи 3, статьи 4 и 9).

(3) Постановление от 8 июня 2010 года № 13-П по делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 25. Ст. 3246)

Правовые категории в Постановлении: право собственности на жилое помещение . органы опеки и попечительства . отчуждение имущества несовершеннолетних детей

Заявители: гражданка В. В. Чадаева (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: пункт 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы

Позиция заявителей: оспоренное положение противоречит статьям 7, 38 (часть 2) и 40 Конституции РФ, так как содержит требование о необходимости получения согласия органа опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, находящиеся на родительском попечении.

Итоговый вывод решения: пункт 4 статьи 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не противоречит Конституции РФ в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование направлено на обеспечение гарантий прав несовершеннолетних.

Пункт 4 статьи 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагива ются их права или охраняемые законом интересы, не соответствует Конституции РФ, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование – по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, – не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка – вопреки установленным законом обязанностям родителей – нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Правоприменительные решения по делу заявительницы подлежат пересмотру, если для этого нет других препятствий.

Мотивы решения. Право на жилище (часть 1 статьи 40 Конституции РФ) рассматривается международным сообществом в качестве одного из элементов права на достойный жизненный уровень. Это означает, что правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда должно обеспечивать каждому гарантированную статьями 45 (часть 1) и 46 Конституции РФ государственную, в том числе судебную, защиту данного конституционного права.

Российская Федерация призвана создавать условия, обеспечивающие детям достойную жизнь и свободное развитие, и гарантировать реализацию их прав, в частности права на жилище, с учетом положений международно-правовых актов, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации (часть 4 статьи 15 Конституции).

Конкретизируя предписания статей 7 (часть 1), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции во взаимосвязи с ее статьей 60, согласно которой гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет, и корреспондирующие этим предписаниям положения международных актов, федеральный законодатель должен устанавливать эффективные механизмы обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних, недопущения их дискриминации, восстановления нарушенных прав ребенка, если причиной нарушения стали действия родителей, в том числе предусматривать повышенный уровень гарантий жилищных прав несовершеннолетних детей как уязвимой в отношениях с родителями стороны.

Представленная информация была полезной?
ДА
58.69%
НЕТ
41.31%
Проголосовало: 990

Регулирование прав на жилое помещение, в том числе при переходе права собственности на жилое помещение, должно осуществляться на основе баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников соответствующих правоотношений. Признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении нанимателей, как и обеспечение взаимного учета их интересов, зависят от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора, то есть не исключается необходимость учета особенностей конкретных жизненных ситуаций при разрешении соответствующих гражданских дел (см.: Постановление от 21 апреля 2003 года № 6-П . Определение от 3 ноября 2006 года № 455-О).

Конституционной обязанностью заботы о детях, их воспитания предопределяется и характер правоотношений между родителями и детьми, что позволяет федеральному законодателю устанавливать систему гарантий жилищных прав исходя из презумпции добросовестности поведения родителей в отношении своих детей, их правомочия и субсидиарный характер опеки и попечительства в случаях, когда попечение со стороны родителей не осуществляется.

Согласие органов опеки и попечительства а отчуждение жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, требуется в двух случаях (пункт 4 статьи 292 ГК РФ): когда он находится под опекой или попечительством или когда он остался без родительского попечения, о чем известно органу опеки и попечительства. Круг несовершеннолетних, оставшихся без родительского попечения, определен в статье 121 Семейного кодекса РФ. Перечень не является исчерпывающим, что позволяет органам опеки и попечительства осуществлять защиту прав и интересов детей в зависимости от конкретных обстоятельств во всех иных случаях, когда родительское попечение фактически отсутствует.

Исходя из смысла пункта 4 статьи 292 ГК РФ во взаимосвязи со статьями 121 и 122 Семейного кодекса РФ, при отчуждении жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, согласие органа опеки и попечительства, по общему правилу, не требуется, поскольку предполагается, что несовершеннолетний находится на попечении родителей и это не опровергнуто имеющейся у органа опеки и попечительства информацией.

В отличие от установленного пунктом 4 статьи 292 ГК РФ порядка отчуждения собственником жилого помещения, порядок распоряжения имуществом, которое принадлежит самим лицам, находящимся под опекой или попечительством, предполагает, что опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель – давать согласие на совершение сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (пункт 2 статьи 37 ГК РФ).

Эти правила в силу пункта 1 статьи 28 ГК РФ применяются также к сделкам с имуществом несовершеннолетнего, совершаемым его родителями. Данный порядок направлен на защиту прав и интересов несовершеннолетних и не может рассматриваться как нарушающий статью 35 (часть 2) Конституции РФ и противоречащий статье 55 (часть 3) Конституции (см.: Определение от 6 марта 2003 года № 119-О).

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что из содержания абзаца второго пункта 1 статьи 28 и пунктов 2 и 3 статьи 37 ГК РФ не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями. Напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями статей 2, 17 и 38 (часть 2) Конституции и как показывает судебная практика, решения органов опеки и попечительства подлежат оценке судом исходя из конкретных обстоятельств дела.

Пункт 4 статьи 292 ГК РФ, как направленный на защиту прав несовершеннолетних, относительно которых родительское попечение на момент отчуждения жилого помещения, в котором они проживают, не осуществляется, согласуется с конституционно защищаемыми целями правового регулирования отношений родителей и детей с учетом специфики этих отношений и обеспечивает баланс вытекающих из статей 35 и 38 (часть 2) Конституции РФ прав лица, являющегося собственником жилого помещения и одновременно родителем несовершеннолетнего, и защищаемых статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетнего ребенка, проживающего в этом жилом помещении.

Установленный пунктом 4 статьи 292 ГК РФ различный уровень гарантий права пользования жилым помещением для несовершеннолетних членов семьи собственника, находящихся под опекой или попечительством либо оставшихся без родительского попечения (о чем известно органу опеки и попечительства), с одной стороны, и для несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения, находящихся на попечении родителей, – с другой, имеет целью оптимизацию пределов вмешательства государства в регулирование отношений между родителями и ребенком, в том числе в имущественной сфере.

Отчуждение родителями жилого помещения, собственниками которого они являются и в котором проживают их несовершеннолетние дети, во всех случаях только с согласия органов опеки и попечительства (пункт 4 статьи 292 ГК РФ в предыдущей редакции), означало проверку обоснованности такого отчуждения в каждом конкретном случае, в результате чего допускалось не всегда оправданное вмешательство со стороны органов опеки и попечительства.

Пункт 4 статьи 292 ГК РФ в действующей редакции закрепляет правовые гарантии для детей, оставшихся без попечения родителей, и как таковой не ущемляет права и интересы детей, чьи родители исполняют свои обязанности надлежащим образом. Как следует из данной нормы, при отчуждении жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, исходя из предполагаемой добросовестности родителей по отношению к детям, на органы опеки и попечительства, по общему правилу, не возлагаются правомочия по участию в решении данного вопроса, что согласуется со статьей 38 (часть 2) Конституции.

В силу статей 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции во взаимосвязи с ее статьей 17 (часть 3) родители при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, и во всяком случае их действия не должны приводить к лишению детей жилища. Это, однако, не означает, что при определенном стечении жизненных обстоятельств жилищные условия ребенка в принципе не могут быть ухудшены, если родители предпринимают все необходимые меры к тому, чтобы минимизировать неизбежное ухудшение, в том числе обеспечив ребенку возможность пользования другим жилым помещением. Внося изменения в статью 292 ГК РФ, федеральный законодатель исходил из презумпции добросовестности родителей, действующих при отчуждении находящегося в их собственности жилого помещения с соблюдением прав и законных интересов своих несовершеннолетних детей, проживающих в этом жилом помещении. Вместе с тем не может быть исключена и вероятность отклонений от предполагаемой социально оправданной модели поведения родителя.

По смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2), при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Нарушен или не нарушен такой баланс, в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд.

Инициировать в судебном порядке защиту несовершеннолетнего, жилищные права которого нарушаются, могут родитель или иной законный представитель, прокурор (в силу статьи 45 ГПК РФ), а также (в случае, если несовершеннолетний остался без попечения родителей) органы опеки и попечительства (статьи 121 и 122 Семейного кодекса). Соответственно, должны быть предусмотрены адекватные правовые механизмы защиты прав несовершеннолетних как наиболее уязвимой стороны в жилищных отношениях, в том числе когда предположение об осуществлении в отношении несовершеннолетнего родительского попечения не опровергается имеющейся у органов опеки и попечительства информацией, которая подтверждала бы, что он остался без попечения родителей, но тем не менее имеются достаточные основания полагать, что его права или законные интересы нарушаются сделкой по отчуждению жилого помещения, в котором он проживает.

Между тем регулирование, установленное пунктом 4 статьи 292 ГК, не позволяет реализовать указанные возможности обращения за судебной защитой и восстановлением прав несовершеннолетнего, нарушенных сделкой по отчуждению жилого помещения, собственником которого является его родитель, если несовершеннолетний не относится ни к категории находящихся под опекой или попечительством, ни к категории оставшихся без родительского попечения (хотя органу опеки и попечительства известно о возможном ущемлении прав несовершеннолетнего).

Действующее регулирование не учитывает, таким образом, возможную ситуацию, при которой на момент отчуждения жилого помещения родительское попечение формально не прекращалось, но в силу тех или иных причин фактически не осуществлялось или использовалось в ущерб несовершеннолетнему, так что в результате совершения сделки его права или охраняемые законом интересы оказались нарушенными. Следовательно, пункт 4 статьи 292 ГК РФ как не исключающий возможность умаления уже сложившихся прав несовершеннолетних и не содержащий достаточные гарантии реализации конституционных обязанностей родителей (часть 2 статья 38 Конституции РФ), несоразмерно ограничивает гарантированные ею право на жилище и право на судебную защиту (статья 40, часть 1 . статья 46, часть 1 . статья 55, части 2 и 3).

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении: статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах . статья 25 Всеобщей декларации прав человека . Декларация прав ребенка (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года) . Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года) . Конвенция о защите прав человека и основных свобод (статья 8) в ее истолковании Европейским Судом по правам человека (решение от 24 ноября 2005 года по вопросу приемлемости жалобы «Владимир Лазарев и Павел Лазарев против России»).

(4) Постановление от 20 июля 2010 года № 17-П по делу о проверке конституционности подпункта «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 31. Ст. 4297)

Правовые категории в Постановлении: заработная плата . упрощенная система налогообложения . предпринимательская деятельность.

Заявители: гражданин Л. Р. Амаякян (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: подпункт «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утвержден постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 года № 841), на основании которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей с индивидуального предпринимателя, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы.

Позиция заявителей: оспариваемое положение, позволяющее определять размер алиментов, взыскиваемых на содержание несовершеннолетних детей с индивидуального предпринимателя, не принимая во внимание документально подтвержденные расходы, понесенные им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, нарушает права и свободы, гарантированные статьями 19, 34, 35, 37 и 55 Конституции РФ.

Итоговый вывод решения: признать подпункт «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утвержден постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 года № 841), не противоречащим Конституции РФ, поскольку по конституционно-правовому смыслу содержащейся в нем нормы в системе действующего правового регулирования предполагается, что при удержании с индивидуального предпринимателя, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы, алиментов на несовершеннолетних детей учитываются понесенные им расходы, непосредственно связанные с осуществлением предпринимательской деятельности и надлежащим образом подтвержденные.

Правоприменительные решения по делу заявителя подлежат пересмотру в установленном порядке.

Мотивы решения. Согласно Конституции РФ забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей (статья 38 часть 2). Федеральный законодатель закрепил в Семейном кодексе РФ в числе принципов регулирования семейных отношений заботу о благосостоянии и развитии детей, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (статья 1). На основе этих принципов в Семейном кодексе определяются права и обязанности родителей и детей, в том числе имущественные (статьи 60 и 80).

Применительно к регулированию семейных отношений требование об изъятии части экономической выгоды (дохода) от занятия предпринимательской деятельностью, имеющее целью обеспечение исполнения родителями в установленных законом случаях своих алиментных обязательств, само по себе не может рассматриваться как ограничение конституционных экономических прав. Закрепляя обязанность родителей заботиться о детях, Конституция РФ не устанавливает конкретный порядок ее исполнения, что в силу статей 71 (пункт «в») и 72 (пункты «б», «к» части 1) обусловливает необходимость установления в отраслевом законодательстве соответствующих правил.

Семейным кодексом РФ в статьях 80–83 урегулировано содержание алиментных обязательств, включая их размеры, и предусмотрена возможность принудительного исполнения данной обязанности путем взыскания с родителей алиментов на несовершеннолетних детей в судебном порядке (статья 80), а также установлены способы определения судом размеров взыскиваемых алиментов: в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу обязанного к уплате алиментов родителя, в твердой денежной сумме или в долях и в твердой денежной сумме одновременно (статьи 81 и 83).

Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, утвержденный Правительством РФ в порядке реализации полномочия, делегированного ему статьей 82 Семейного кодекса, предусматривает в абзаце первом пункта 4, что взыскание алиментов с сумм заработной платы и иного дохода, причитающихся лицу, уплачивающему алименты, производится после удержания (уплаты) из этой заработной платы и иного дохода налогов в соответствии с налоговым законодательством. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению частью своего имущества, подлежащей в виде определенной денежной суммы взносу в казну (см.: Постановление от 17 декабря 1996 года № 20-П), это означает, что алименты могут быть взысканы только с тех сумм заработной платы и иного дохода, которыми уплачивающее алименты лицо вправе распоряжаться.

Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, не закрепляет требование об учете расходов, понесенных индивидуальным предпринимателем, в том числе перешедшим на упрощенную систему налогообложения, в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, при определении размера доходов в целях расчета подлежащих взысканию алиментов (задолженности по уплате алиментов) на несовершеннолетних детей. Это, однако, не означает, что в указанных целях на семейные правоотношения распространяются положения налогового законодательства как таковые, при том что доказательством реальной величины экономической выгоды, имеющей значение для расчета алиментных обязательств и, следовательно, исполнения обязанности по уплате алиментов, могут быть сведения, представленные в налоговой декларации.

Отношения, связанные с уплатой алиментов, налоговое законодательство не регулирует. Соответственно, определение размера доходов от занятия предпринимательской деятельностью без образования юридического лица для исчисления суммы алиментов, как это предусмотрено подпунктом «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, на основании положений налогового законодательства, определяющих в целях налогообложения размер доходов индивидуального предпринимателя, не отвечало бы отраслевой природе семейного права и обусловленной ею специфике семейного законодательства.

В свою очередь, положения налогового законодательства не могут быть истолкованы как допускающие во всех случаях взыскание алиментов с дохода в том его размере, который учитывается при налогообложении.

Налоговый кодекс РФ закрепляет в числе специальных налоговых режимов, предусматривающих особый порядок определения элементов налогообложения, а также освобождение от обязанности по уплате отдельных налогов и сборов, упрощенную систему налогообложения (статья 18) и предоставляет налогоплательщикам – организациям и индивидуальным предпринимателям возможность добровольного перехода к упрощенной системе налогообложения или возврата к иным режимам налогообложения (статья 346.11).

Выбирая тот или иной налоговый режим, индивидуальные предприниматели принимают во внимание экономические, не связанные с их семейно-правовым статусом, обстоятельства. Установление в законе прямой зависимости исчисления алиментов от избранного индивидуальным предпринимателем режима налогообложения выходило бы за рамки регулирования собственно налоговых отношений, означало бы вторжение в частноправовые отношения и, как следствие, противоречило бы публично-правовому существу налогового законодательства.

Имея специальное – а именно налогово-правовое – значение, положения Налогового кодекса РФ, определяющие в том числе по нятие дохода как объекта налогообложения (пункт 1 статьи 38), не дают прямых оснований для истолкования подпункта «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, как позволяющего рассматривать полученные в качестве дохода денежные суммы, на которые обращается взыскание алиментов, без учета расходов, связанных с его извлечением. Равным образом Налоговый кодекс РФ не препятствует индивидуальным предпринимателям, перешедшим на упрощенную систему налогообложения, независимо от выбора ими объекта налогообложения, предъявлять документальные доказательства понесенных

ими расходов для определения объема своих прав и обязанностей в иных, помимо налоговых, правоотношениях.

Предъявление таких документов не обязывает принять их как безусловные доказательства обоснованности расходов, ими подтверждаемых, ни другую сторону в алиментном обязательстве, ни правоприменительные органы, устанавливающие размер подлежащих удержанию алиментов. Кроме того, факт представления обязанным к уплате алиментов лицом – индивидуальным предпринимателем данных о понесенных им расходах не обуславливает их принятие судом, разрешающим спор о взыскании алиментов, исключительно на основании документов, применяемых при исчислении налогов, а равно не лишает суд права, исходя из принципа индивидуализации алиментных правоотношений и принимая во внимание материальное положение сторон, отклонить те из расходов, заявленных уплачивающим алименты лицом, которые не являются обоснованными или связанными непосредственно с предпринимательской деятельностью и получением дохода, необходимого в том числе для содержания несовершеннолетних детей.

Поскольку бремя доказывания необходимости и обоснованности заявленных расходов лежит на самом плательщике алиментов, индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения, могут использовать в их подтверждение книгу учета доходов и расходов, которую они ведут для целей исчисления налоговой базы по налогу и форма и порядок заполнения которой утверждаются Министерством финансов РФ (статья 346.24 Налогового кодекса), а те из них, кто избрал в качестве объекта налогообложения только доходы (без вычета расходов) и, следовательно, по смыслу налогового законодательства, вправе не вести учет расходов, могут использовать предусмотренные Федеральным законом от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» первичные учетные документы, которыми подтверждаются понесенные ими расходы, для учета при определении размера доходов, из которого подлежат удержанию алименты на несовершеннолетних детей.

Соответственно, правоприменительные органы, осуществляющие расчет и взыскание алиментов (задолженности по уплате алиментов), при определении размера доходов индивидуального предпринимателя, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы, обязаны учитывать понесенные им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности расходы в случае их подтверждения. В силу статьи 46 (часть 1) Конституции, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, плательщик или получатель алиментов при несогласии с расчетом размера алиментов (задолженности по уплате алиментов) вправе обжаловать его в суд, который, в свою очередь, разрешая дело по существу, должен исходить из совокупности всех обстоятельств, имеющих значение для определения размера подлежащих удержанию алиментов.

Иное, а именно возможность удержания алиментов с дохода, не уменьшенного на сумму понесенных в связи с осуществлением предпринимательской деятельности и надлежащим образом подтвержденных расходов означало бы отступление от вытекающего из статей 7 (часть 2), 17 (часть 3) и 38 (часть 2) Конституции требования, конкретизированного в статье 7 Семейного кодекса, согласно которой осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении: принцип 7 Декларации прав ребенка (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года) . статья 18 Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года).

(5) Постановление от 22 ноября 2011 года № 25-П по делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 49 (Ч. 5). Ст. 7333)

Правовые категории в Постановлении: защита материнства и детства, социальное государство, равенство всех перед законом, право на труд.

Заявители: гражданка В. Ю. Боровик (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: положения части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», согласно которым в случае отказа гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы, в том числе в другом государственном органе, либо от профессиональной переподготовки или повышения квалификации гражданский служащий освобождается от замещаемой должности гражданской службы и увольняется с гражданской службы . в этом случае служебный контракт прекращается . положение статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», которая конкретизирует перечень оснований расторжения служебного контракта по инициативе представителя нанимателя.

Позиция заявителей: оспариваемые положения не позволяют отнести увольнение государственного гражданского служащего по основанию, предусмотренному пунктом 6 части 1 статьи 33 данного Федерального закона, к произведенным по инициативе представителя нанимателя и тем самым препятствуют распространению на проходящих государственную гражданскую службу одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, гарантии от увольнения, закрепленной частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, таким образом указанные положения не соответствуют Конституции РФ, ее статьям 7, 19, 37 и 38.

Итоговый вывод решения: не соответствуют Конституции РФ взаимосвязанные положения части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования ими допускается увольнение с государственной гражданской службы одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в связи с сокращением замещаемой должности фактически по инициативе представителя нанимателя, при том что в трудовых и государственно-служебных отношениях при прохождении иных видов государственной службы таковое запрещено.

Мотивы решения. Согласно российской Конституции политика Российской Федерации как правового и социального государства направлена, в частности, на обеспечение государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства . материнство и детство, семья находятся под защитой государства (статья 1, часть 1 . статья 7 . статья 38, часть 1). Любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ, в том числе ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в силу которых такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства.

В системе действующего правового регулирования специальные меры государственной защиты, которые предоставляются одиноким матерям, воспитывающим ребенка в возрасте до 14 лет, включают гарантии, направленные на предотвращение потери ими работы (увольнения с государственной службы) и утраты заработка (денежного содержания), в частности запрет увольнения по инициативе работодателя (представителя нанимателя) в связи с сокращением численности или штата (проведением организационно- штатных мероприятий).

Данная гарантия предоставляется как тем из них, кто работает по трудовому договору (часть четвертая статьи 261 Трудового кодекса РФ), так и тем, кто проходит военную либо правоохранительную службу (пункт 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года № 1237 . пункт 3 статьи 401 и статья 43 Федерального закона от 17 января 1992 года № 2202-I«О прокуратуре Российской Федерации» . статья 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета от 23 декабря 1992 года № 4202-I, и др.).

Что касается одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, которые реализуют право на свободное распоряжение своими способностями к труду, закрепленное статьей 37 (часть 1) Конституции РФ, путем прохождения государственной гражданской службы, то в их правовой статус как государственных гражданских служащих гарантии, связанные с материнством и воспитанием детей, не включены непосредственно. Это, однако, не означает, что такие гарантии им не предоставляются, – согласно статье 73 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» к отношениям, связанным с гражданской службой, применяются федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, в части, не урегулированной данным Федеральным законом.

По смыслу статьи 73 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», придаваемому ей правоприменительной практикой, на государственных гражданских служащих – одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, в случае их увольнения по инициативе представителя нанимателя распространяется гарантия, предусмотренная частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, согласно которой расторжение трудового договора с одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до 14 лет, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения в связи с ликвидацией организации или прекращением деятельности индивидуальным предпринимателем либо по основаниям, связанным с виновным поведением работника).

Возможность субсидиарного применения части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ к отношениям, связанным с государственной гражданской службой, в случаях расторжения служебного контракта по инициативе представителя нанимателя обусловливается, таким образом, наличием одного из оснований, предусмотренных частью 1 статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», в число которых отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы либо от профессиональной переподготовки или повышения квалификации в связи с сокращением должностей гражданской службы, а также при непредоставлении ему в этих случаях иной должности гражданской службы не входит. Соответственно, при увольнении с государственной гражданской службы одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, по данному основанию, которое содержится в пункте 6 части 1 статьи 33 названного Федерального закона, гарантия, предусмотренная частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, ей не предоставляется.

Прохождение государственной службы того или иного вида, каждый из которых имеет свои особенности, обусловливающие специфику правового регулирования условий и порядка ее прохождения, не может служить основанием для установления различий в правовом статусе государственных служащих, которые не связаны с характером и содержанием определенного вида государственной службы. Соответственно, государственным гражданским служащим – одиноким матерям, воспитывающим ребенка в возрасте до 14 лет, должны предоставляться государственные гарантии, аналогичные предоставляемым на военной или правоохранительной службе.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении: Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года) обязывает Российскую Федерацию как государство – участника Конвенции принимать в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей (пункт 3 статьи 27).

Особое мнение по данному делу представили судьи К. В. Арановский, С. Д. Князев.

(6) Постановление от 15 декабря 2011 года № 28-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 52. Ст. 7639)

Правовые категории в Постановлении: социальное государство, защита материнства, отцовства и детства.

Заявители: гражданин А. Е. Остаев (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: положения части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, согласно которой расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается.

Позиция заявителей: рассматриваемые положения в той мере, в которой они не предоставляют отцу ребенка, не достигшего трехлетнего возраста, возможности пользоваться такими же гарантиями при увольнении по инициативе работодателя, какие предоставлялись бы в аналогичной ситуации матери этого ребенка, противоречат Конституции РФ, ее статьям 7 (часть 2), 19 и 38 (части 1 и 2).

Итоговый вывод решения: не соответствуют Конституции РФ положения части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, они исключают возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.

Мотивы решения. Согласно Конституции РФ политика Российской Федерации как социального государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека . в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты . материнство и детство, семья находятся под защитой государства . мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (статья 7 . статья 19, часть 3 . статья 38, часть 1).

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, Конституция РФ, в том числе ее статьи 17 (часть 3), 19 и 55 (часть 3), допускает существование различий в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, если такие различия объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им . критерии (признаки), лежащие в основе установления специальных норм, должны определяться исходя из преследуемой при этом цели дифференциации в правовом регулировании.

Соответственно, при установлении гарантий государственной поддержки и социальной защиты семьи, материнства, отцовства и детства законодатель вправе использовать дифференцированный подход к определению характера и объема таких гарантий, предоставляемых той или иной категории граждан, с учетом конкретных социально значимых обстоятельств.

Конституция РФ гарантирует свободу труда, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1). Принцип свободы труда, который в трудовых отношениях проявляется прежде всего в договорном характере труда, обусловливая свободу трудового договора, вместе с тем предполагает обеспечение каждому возможности на равных с другими гражданами условиях и без какой-либо дискриминации вступать в трудовые отношения, реализуя свои способности к труду (см.: Постановление от 27 декабря 1999 года № 19-П).

По смыслу приведенной правовой позиции, равные возможности как при вступлении в трудовые отношения, так и в процессе трудовой деятельности должны создаваться и для граждан – родителей малолетних детей, что в силу статьи 37 (часть 1) Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 7 (часть 2) и 19 предполагает установление на законодательном уровне для таких работников ряда гарантий и льгот, которые позволяли бы им наравне с другими гражданами реализовать свое конституционное право на труд без ущерба для надлежащего выполнения обязанности по воспитанию детей (статья 38, часть 2, Конституции РФ).

К числу гарантий, предоставляемых лицам с семейными обязанностями, Трудовой кодекс РФ относит, в частности, ограничение возможности направления их в командировки, привлечения к работе в ночное время, к сверхурочной работе, к работе в выходные и нерабочие праздничные дни, предоставление отпусков по уходу за ребенком (статьи 256, 259, 264 и др.), а также запрет расторжения трудового договора по инициативе работодателя (за исключением увольнения по такому основанию, как ликвидация организации либо прекращение деятельности индивидуальным предпринимателем, а также по основаниям, связанным с виновным поведением работника), распространяющийся на женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, а также на иных лиц, включая отца ребенка, если они воспитывают детей указанного возраста без матери (часть четвертая статьи 261).

Гарантия, закрепленная в части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, ограничивает возможность увольнения по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей того же возраста без матери. Введение для данных категорий работников с семейными обязанностями повышенного уровня защиты от увольнения направлено на обеспечение им действительно равных с другими гражданами возможностей для реализации прав и свобод в сфере труда, что обусловлено объективно существующими трудностями, с которыми сталкиваются женщины, стремящиеся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, а также те, кто, воспитывая ребенка в возрасте до трех лет без матери и тем самым восполняя в той или иной степени отсутствие материнской заботы, принял на себя всю полноту ответственности за его благополучие и в


Поделиться статьей
Автор статьи
Анастасия
Анастасия
Задать вопрос
Эксперт
Представленная информация была полезной?
ДА
58.69%
НЕТ
41.31%
Проголосовало: 990

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram

ОБРАЗЦЫ ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА ЧГК

Поделиться статьей

Поделиться статьей(Выдержка из Чемпионата Днепропетровской области по «Что? Где? Когда?» среди юношей (09.11.2008) Редакторы: Оксана Балазанова, Александр Чижов) [Указания ведущим:


Поделиться статьей

ЛИТЕЙНЫЕ ДЕФЕКТЫ

Поделиться статьей

Поделиться статьейЛитейные дефекты — понятие относительное. Строго говоря, де­фект отливки следует рассматривать лишь как отступление от заданных требований. Например, одни


Поделиться статьей

Введение. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси

Поделиться статьей

Поделиться статьей1. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Специфика периода феодальной раздробленности –


Поделиться статьей

Нравственные проблемы современной биологии

Поделиться статьей

Поделиться статьейЭтические проблемы современной науки являются чрезвычайно актуальными и значимыми. В связи с экспоненциальным ростом той силы, которая попадает в


Поделиться статьей

Семейство Первоцветные — Primulaceae

Поделиться статьей

Поделиться статьейВключает 30 родов, около 1000 видов. Распространение: горные и умеренные области Северного полушария . многие виды произрастают в горах


Поделиться статьей

Вопрос 1. Понятие цены, функции и виды. Порядок ценообразования

Поделиться статьей

Поделиться статьейЦенообразование является важнейшим рычагом экономического управления. Цена как экономическая категория отражает общественно необходимые затраты на производство и реализацию туристского


Поделиться статьей

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram
Заявка
на расчет