X-PDF

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АДВОКАТА

Поделиться статьей

Бамбаева Баина

В ходе осуществления своей профессиональной деятельности ад​вокат может совершить деяния, содержащие в себе состав какого-либо преступления. Профессор Ю.И. Стецовский по сути вопроса привлечения адвокатов к уголовной ответственности отмечал, что значение защиты адвокатов от незаконного уголовного преследова​ния трудно переоценить. При этом должно иметь значение, что их правовой статус должен определяться как уголовным правом и про​цессом, так и Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». При рассмотрении вопроса о привлечении адвокатов к уголовной ответственности необходимо учесть несколько факторов.

Наличие института профессиональной ответственности ад​воката, который может являться альтернативой уголовному пресле​дованию, в частности — из-за наличия дисциплинарного взыскания в виде лишения статуса адвоката, аналогичного такому виду уголовного наказания, как лишение права заниматься определенным ви​дом деятельности. Чем эффективней функционирование института профессиональной ответственности адвоката, тем меньше потреб​ность применения к нему жестких мер социального принуждения, например, уголовной ответственности. Так, в период становления современного института адвокатуры (2002), когда старые профес​сиональные регуляторы были разрушены, а новые не созданы, неко​торые авторы справедливо указывали: «Руководящие органы таких коллегий, как правило, не реагировали на обращения прокуроров, следователей, судей и рядовых граждан о фактах нарушения закона и адвокатской этики со стороны своих членов, ограничиваясь лишь отписками. В этих условиях, когда утрачены лучшие традиции до​революционной и советской адвокатуры, а система самоконтроля внутри адвокатского сообщества безнадежно ослаблена, необходимы внешние и в первую очередь нормативные средства воздействия, способные обеспечить равенство перед законом всех участников уголовного и гражданского судопроизводства». На современном этапе наличие развитого института профессиональной ответствен​ности адвоката позволяет говорить о возможности уголовной декри​минализации деяний адвокатов.

Фактическое неравенство адвокатов при возникновении про​фессиональных конфликтов с процессуальными противниками ад​воката — представителями государства. По роду своей деятельности адвокат противостоит, в лице представителей правоохранительных органов, всей мощи государства. Подобное состояние некого «дон​кихотства» провоцирует представителей правоохранительных орга​нов применить по отношению к адвокатам механизм привлечения к уголовной ответственности как в качестве способа давления, так и в целях вывода «неудобного» адвоката из дела. При всем внешнем бесстрашии адвоката, он всегда останется «слабой стороной» в про​цессах, связанных с противостоянием государству.

Природа адвокатской деятельности, которая заключается в особой психологической связи адвоката и его клиента, способствует вхождению адвоката в осо​бое состояние сильного душевного переживания. В это состояние адвокат входит, погружаясь в психологически неблагоприятную ситуацию, складывающуюся по поводу проблем его доверителя. В отличие от других участников процесса, например, судьи или сле​дователя, которые могут поставить психологический барьер между собой и, например, проблемой потерпевшего, адвокат не может поз​волить себе поступить подобным образом. Вхождение в состояние сильного душевного переживания может привести к тому, что ад​вокат начнет совершать поступки, которые в своем обычном пси​хическом состоянии он никогда бы не совершил, например, назвать прокурора или судью сатрапами.

Восприятие адвокатом некоторых элементов правового стату​са своего клиента. Некоторые действия лица, привлекаемого к уго​ловной ответственности, хотя и обладают признаками преступных, законодательством и в правоприменительной практике таковыми не признаются. Эти деяния декриминализируются, так как призна​ются способом защиты лица от уголовного преследования. Так, по​дозреваемый, обвиняемый, подсудимый не может быть привлечен к ответственности за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ). Верховный суд РФ в одном из своих решений указал, что заве​домо ложные показания подозреваемого об участии в совершении преступления другого лица заведомо ложный донос не образуют, поскольку даны были с целью уклониться от уголовной ответствен​ности и являлись средством защиты от обвинения.30 Совершая дейс​твия в интересах и от имени своего клиента, адвокат приобретает ряд его привилегий и иммунитетов. Адвокат как бы растворяется в личности своего клиента, и действия адвоката начинают воспри​ниматься окружающими и самим правом как действия его клиента. Большинство правомочий адвоката можно вывести именно из прав его клиента. Например, институт адвокатской тайны уходит своими корнями в право клиента не свидетельствовать против самого себя. Правовой статус адвоката как профессионального участни​ка таких юридических процедур, как предварительное следствие и осуществление правосудия. Наличие у адвоката, так же как и у представителя обвинения и предварительного следствия, специфич​ных задач делает опасным уголовно-правовое уравнивание этих лиц с иными, непрофессиональными участниками юридических процес​сов.

С позиции уголовной ответственности адвоката, преступления с участием адвоката можно разделить на два вида: общие и специ​альные. Под общими преступлениями необходимо понимать обще​ственно опасные деяния, в которых адвокат не является специальным субъектом. К таким видам преступлений следует отнести мошенни​чество — ст. 159 УК РФ (адвокат взял денежную сумму для передачи представителю правоохранительных органов, без цели ее передачи), ст. 290 УК РФ (соучастие в получении взятки в форме посредни​чества) и т.п. Излагая историю вопроса о привлечении адвокатов к уголовной ответственности, Ю.И. Стецовский писал: «По выводу Верховного Суда СССР, нарушение правил оплаты юридической помощи уголовно наказуемо лишь при следующих условиях:

а) если получение гонорара совершено путем злоупотребления доверием или обмана лица, обратившегося за юридической помо​щью. В этом случае действия адвоката являются мошенничеством .

б) если излишние деньги получаются с клиентов якобы для пере​дачи должностному лицу в качестве взятки. Такие действия адвока​та квалифицируются как подстрекательство к даче взятки».31

Больший интерес связан со специальными преступлениями, ко​торые может совершить адвокат. Уголовный кодекс РФ содержит ряд составов преступлений, круг субъектов которых на практике ог​раничен. Круг этих лиц можно назвать кругом «специальных субъ​ектов». Понятие «специальный субъект», в рамках рассматриваемо​го вопроса, понимается нами в широком смысле. Дело в том, что с позиции уголовно-правовой науки понятие «специальный субъект преступления» трактуется в узком смысле. Так, согласно современ​ной доктрине в области субъектов уголовного права специальный субъект преступления, кроме общих, обладает дополнительными признаками, указанными в диспозиции уголовно-правовой нормы, отражающими специфические свойства преступника.32 В широком смысле «специальный субъект» рассматривается скорее с позиции криминологии. В этом смысле под специальным субъектом пони​мается группа лиц, объединенных по какому-либо социальному признаку (социальный статус, профессия и т.п.). Например, в ши​роком смысле под понятие «специальный субъект» применительно к ст. 246 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплу​атации транспортных средств) подпадает автолюбитель — лицо, об​ладающее удостоверением на вождение автотранспортных средств. В узком же смысле диспозиция статьи не предусматривает специ​ального субъекта, в ней указано: «лицом, управляющим автомоби​лем…», т.е. любым человеком, севшим за руль. Однако в подавляю​щей массе данный состав применяется именно к автолюбителям.

Необходимо отметить, что вопросы привлечения адвоката к уго​ловной ответственности по преступлениям со специальным субъ​ектом в узком смысле, уже были объектом научного исследования. Так, еще в 1960-1970 годах в науке уголовного права было установ​лено, что адвокат выполняет профессиональные, а не должностные обязанности. Поэтому адвокат не может признаваться субъектом такого должностного преступления, как получение взятки.33

Так как адвокатская деятельность тесно связана со сферой пра​восудия, именно в главе 31 УК РФ «Преступления против правосу​дия» и следует искать составы преступлений, где адвокат является специальным субъектом. Для лучшего понимания практики приме​нения составов данной главы необходимо отметить крайне высокую латентность преступлений против правосудия. Так, из опросов су​дей Северо-Западного и Дальневосточного федеральных округов Российской Федерации 86% из числа опрошенных не отреагировали на случаи вмешательства в осуществление правосудия.34 Одной из причин подобного положения, по нашему мнению, является то, что сама природа профессиональных участников правосудия (судьи, прокуроры, адвокаты) препятствует применению к ним составов главы 31 УК РФ. Не случайно в институте уголовно-процессуальной ответственности установлен иммунитет прокурора и адвоката от привлечения к данному виду ответственности (ст. 258 УПК РФ).

Рассмотрим наиболее часто применяемые составы главы 31 УК РФ. Начнем с состава преступления, в котором адвокат является специальным субъектом в узком смысле, т.е. прямо указанный в диспозиции статьи — фальсификация доказательств.

Фальсификация доказательств (ст. 303 УК РФ) является со​ставом преступления, имеющим, в частности, в качестве специаль​ных субъектов представителя (при фальсификации доказательств по гражданскому делу) и защитника (при фальсификации доказа​тельств по уголовному делу), в роли которых и выступают адвокаты. Естественно, что обеспечение прав клиента может осуществляться только законными методами, к которым ни в коей мере нельзя от​нести фальсификацию доказательств. Однако некоторые авторы отмечают, что практически по каждому делу на стадии предвари​тельного следствия защитник располагает данными, свидетельс​твующими в пользу обвиняемого, однако он не имеет возможности процессуально оформить доказательственный материал в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства.35 Более того, у следователей есть реальная возможность, а практика пока​зала, что органы следствия склонны эту возможность реализовать, перевести доказательства, представленные адвокатом, не только в категорию ничтожных, но и в категорию фальсифицированных. Некоторые авторы прямо заявляют о том, что появилась необходимость либо пересмотреть уголовно-процессуальное законодательство в целях декриминализации такого состава преступления, как фальсификация доказательств по уголов​ному делу, совершенная защитником, либо сохранить ст. 303 УПК РФ без соответствующих изменений и, опираясь на нее, закрепить в УПК РФ полномочия защиты в доказывании по уголовному делу, равные полномочиям стороны обвинения.36 То есть до тех пор, пока адвокаты не получат такой же объем прав в сфере сбора и закреп​ления доказательств по уголовному делу, как и их процессуальные противники — следователи и прокуроры, приравнивание адвокатов к этой категории лиц, в смысле привлечения к ответственности за фальсификацию доказательств, будет являться грубой ошибкой за​конодателя.

В связи с тем обстоятельством, что на сегодняшний день в Рос​сии не наблюдается тенденция доступа адвоката как равноправного субъекта доказывания, необходимо из текста ст. 303 УК РФ исклю​чить термины «защитник» и «представитель».

О неразрешимых вопросах по привлечению адвокатов к уголов​ной ответственности за фальсификацию доказательств говорит и то обстоятельство, что даже авторы, которые ратуют за возможность применения к адвокатам уголовного наказания по этому основанию, делают ряд замечаний по этому поводу. Так, Н.Ф. Кузнецова указы​вает: «Фальсификация доказательств (ст. 303) может быть признана следствием и судом не преступлением в силу малозначительности, если фальсификация одного-двух доказательств не повлияла на исход дела и приговор или решение по существу дела суд вынес пра​вомерное»37. То есть адвоката можно привлечь к уголовной ответс​твенности, если он сфальсифицировал три и более доказательств, которые легли в основу приговора или решения суда, вынесенно​го в пользу его клиента, и которое было впоследствии отменено по причине его базирования на основе фальсифицированных доказа​тельств. Маловероятность привлечения адвоката за фальсификацию доказательств при указанных условиях делает более практичным вариант введения иммунитета адвоката от его привлечения к уго​ловной ответственности по ст. 303 УК РФ.

Сама природа адвокатской профессии предполагает то обстоя​тельство, что вмешательство адвоката не во всех случаях соответс​твует целям правосудия. Говоря о возможном законном вмешатель​стве в правосудие, необходимо определить его цели. Четкого легаль​но-законодательного закрепления целей правосудия не существует. Некоторые авторы лишь предлагают включить в процессуальные кодексы нормы о цели правосудия — «достижение истины по делу».41 Подобная цель правосудия не стоит перед адвокатом на первом мес​те. Так, Н.А. Андрианов указывает, что поиск истины имеет для ад​воката значение лишь в той мере, в какой этот поиск соответствует интересам подзащитного.42 Как же разрешить противоречие между «достижением истины по делу» и интересами клиента? Некоторые авторы включают интересы клиента в интересы правосудия: «Когда защитник предлагает суду письменные формулировки по разреше​нию вопросов, обсуждаемых судом при постановлении приговора, подобные деяния не образуют состава преступления, поскольку пре​следуют цель не воспрепятствовать, а содействовать осуществле​нию правосудия».43 Подобное включение интересов клиента в качес​тве составной части интересов правосудия выглядит крайне сомни​тельным. Так как в уголовном процессе перед судьей, как правило, представлено две «истины» — обвинение и защита, и презюмировать«истине» защиты более высокую юридическую силу, чем «истине» обвинения, — значит нарушить принцип состязательности сторон.

Нам представляется, что интересы правосудия и интересы кли​ента, а следовательно — и его адвоката, могут не совпадать. До​стижение истины по делу невозможно из-за наличия в институте правосудия вероятностного элемента. При вынесении любого приговора существует вероятность того, что он окажется неспра​ведливым, т.е. не соответствующим истине.

Иначе говоря, результатом законного вмешатель​ства адвоката вполне может быть воспрепятствование всесторон​нему, полному и объективному расследованию и рассмотрению уголовного дела, и при этом общество будет удовлетворено, так как защищены интересы его участника. Ведь согласно ст. 18 Кон​ституции РФ цели правосудия — обеспечение прав и свобод чело​века и гражданина. То есть интересы индивида поставлены выше интересов государства, от имени которого индивид и привлекается к уголовной ответственности.

Адвокат не должен выходить за рамки полномочий, которые он получает, распространяя на себя элементы правового статуса своего клиента. То есть что не позволено клиенту, не позволено и адвокату.

Анализ вопроса о привлечении адвоката к уголовной ответствен​ности позволяет сделать несколько выводов. Адвокат, являясь профессиональным участником юридических процессов, не подлежит уголовной ответственности по ряду статей УК РФ. В некоторых случаях привлечение адвоката к уголовной ответс​твенности возможно при учете всех иммунитетов, которыми он на​делен в качестве профессионального участника юридических про​цессов. При привлечении адвоката к уголовной ответственности необ​ходимо учитывать нахождение адвоката в особом психологическом состоянии сильного душевного переживания. Уголовная ответственность адвоката должна быть декриминализирована и корреспондирована в профессиональную ответствен​ность.

1​ Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. — 1993. — 25 декабря. — № 237.

2​ Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законода​тельства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

3​ Уголовно-процессуальный кодекс РФ // Российская газета. -22 декабря.-2001.

4​ Гражданский процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2003. №35. Ст. 2356

5​ Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера​ции» // СЗ РФ. 2002. №27. Ст. 1256

6​ Судебные уставы с изложением рассуждений, на которых они ос​нованы. Ч. 3. — СПб.: Типография Второго Отделения Собственной Е.Н.В. Канцелярии, 1867.

7​ Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. «Об адвокатуре» // Междуна​родные положения. Закон Российской Федерации. Нормативные акты по состоянию на 10 февраля 1997 г. — Сер. Федеральное зако​нодательство. — М.: БУКОВИЦА, 1997. — С. 21.

8​ Кодекс профессиональной этики адвоката. — Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2007.

Виды и содержание минимальных стандартов качества адвокатских услуг

Необходимость установления минимальных стандартов качест​ва адвокатских услуг представляется бесспорной, а вопрос об этом явно перезревшим. В контексте института профессиональной от​ветственности адвоката отсутствие минимальных стандартов делает состав такого профессионального правонарушения, как неиспол​нение или ненадлежащее выполнение обязанностей перед довери​телем бессмысленным. Минимальные стандарты должны являться своеобразным эталоном, в сравнении с которым и возможно опреде​лить, надлежаще ли исполнил адвокат свои профессиональные обя​занности. Думается, что необходимо нормативно ввести определен​ные требования, предъявляемые к качеству юридической помощи, предоставляемой адвокатом.

Разрабатывая минимальные стандарты качества адвокатских ус​луг, необходимо исходить из следующих принципов:

Универсальность. Несмотря на огромную вариативность ситуа​ций, складывающихся в ходе оказания адвокатских услуг, стандарт должен подходить под любую коллизию. Однако, как это будет предложено ниже, необходимо создание и подстандартов для отде​льных видов адвокатских услуг — осуществление защиты по уголов​ному делу, представительство в суде по гражданскому спору и т.п.

Минимальность. Само понятие «минимальные стандарты ка​чества адвокатских услуг» содержит в себе положение о том, что эти требования являются минимальными. То есть в ходе оказания юридических услуг адвокат может предоставлять услуги большего объема и лучшего качества.

Условно стандарты можно разделить на две группы: оценочные и формальные.

Оценочные стандарты уже используются в правоприменитель​ной практике и основаны на общих представлениях о должном пове​дении адвоката в ходе оказания юридических услуг. В качестве ука​занных стандартов можно выделить активность, добросовестность, честность, разумность, квалифицированность, принципиальность и своевременность.

Активность. От адвоката, обладающего достаточными познани​ями в юриспруденции, но недостаточно ответственно подходящего к оказываемой им услуге, не приходится ждать действительно ка​чественной работы. Хотя данный критерий, на первый взгляд, и яв​ляется невозможным для правового урегулирования, его активно применяет международная практика. Так, по одному из дел Меж​дународного суда (Рейд против Ямайки)1 было установлено, что на​значенный судом защитник проинформировал обвиняемого об от​сутствии оснований для обжалования приговора. В результате пас​сивное поведение защитника было расценено так, что осужденный фактически не был обеспечен юридической помощью, и приговор в отношении последнего был отменен.

Остальные перечисленные нами стандарты (добросовестность, честность, разумность, квалифицированность, принципиальность и своевременность) закреплены в ч. 1 ст. 8 Кодекса профессио​нальной этики адвоката. Однако указанные стандарты являются декларативными, так как их содержание не раскрывается не только в нормативных актах, но и в прецедентах, и в доктринах. По нашему мнению, необходимо разработать формальные стандарты, которые четко указывали бы, какие действия должен, а какие не должен со​вершать адвокат в ходе исполнения обязательств перед клиентом.

Формальные стандарты качества адвокатских услуг, в свою очередь, можно разделить на две группы: негативные и позитивные. Негативные стандарты содержат в себе требования о том, что не должен делать адвокат в ходе исполнения своих обязанностей. Не​гативные стандарты содержатся в Кодексе профессиональной этики адвоката. Эти стандарты можно определить по фразам: «адвокат не вправе…», «адвокат не должен…», «адвокат воздерживается…».

Например, адвокат не должен принимать поручение, если его испол​нение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения, — ч. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной деятельности адвоката.

Позитивные формальные минимальные стандарты качества адвокатских услуг содержат требования о том, что должен сде​лать адвокат в ходе исполнения своих профессиональных обязан​ностей.

Как показывает анализ правоприменительной практики, некачес​твенная юридическая услуга чаще всего связана:

— с незнанием юристом материального права, последних измене​ний в законодательстве .

— с нарушениями процессуального порядка: неявкой или опоз​данием без уважительных причин в судебное заседание, проявле​нием неуважительного отношения к другим участникам процесса .

— с неграмотным составлением процессуальных документов (искового заявления, кассационной или надзорной жалобы, ми​рового соглашения, ходатайства, заявления об обеспечении иска и т.п.)69.

Из этого следует, что критерии, по которым на практике проис​ходит оценка качества оказания юридической помощи, связывают с их очевидностью, т.е. их явностью и бесспорностью. А это возможно только тогда, когда, с одной стороны, адвокат не исполняет либо не​надлежаще исполняет предписания и (или) нарушает запреты, уста​новленные как Законом об адвокатуре, Кодексом профессиональной этики адвоката, решениями органов адвокатской палаты, принятыми в пределах их компетенции, соглашением об оказании юридичес​кой помощи, так и действующим материальным (ГК РФ, УК РФ и т.д.), процессуальным (ГПК РФ, УПК РФ и т.д.) законодательством, а с другой — все действия (бездействие) адвоката находят или, наобо​рот, не находят, когда это требуется, документальное подтверждение в материалах дела, в адвокатском производстве и т.д.70

Позитивные формальные минимальные стандарты качества адво​катских услуг следует разделить на общие и стандарты, установлен​ные для определенного вида адвокатских услуг. Рассмотрим общие позитивные формальные стандарты качества адвокатских услуг.

Адвокат обязан руководствоваться и ссылаться на действую​щее законодательство. При оказании любого вида юридических услуг адвокат для обоснования своей позиции и в целом, и по отде​льным вопросам должен руководствоваться действующим законода​тельством. В качестве примеров несоблюдения указанного стандар​та следует привести: письменную или устную ссылку адвоката на недействующий нормативный акт, указание клиенту на путь разре​шения проблемы, не предусмотренный законодательством, ссылку на нормативно-правовой акт, который формально не отменен, но не подлежит применению из-за его противоречия нормативно-право​вому акту, обладающему большей юридической силой, или который признан неконституционным.

Адвокат обязан соблюдать процессуальные сроки. Пропуск про​цессуальных сроков по вине адвоката является нарушением стандар​та. К случаям несоблюдения процессуальных сроков следует отнес​ти: пропуск срока подачи апелляционных, кассационных и надзор​ных жалоб, пропуск по вине адвоката срока давности привлечения к какой-либо юридической ответственности и т.п.

Представленная информация была полезной?
ДА
59%
НЕТ
41%
Проголосовало: 778

Адвокат обязан разъяснить клиенту все возможные угрозы юри​дической безопасности его интересов, которые могут возникнуть в результате оказания адвокатских услуг.

К специальным стандартам относятся требования, которые предъявляются к адвокату при оказании им различных видов юри​дических услуг: юридическое консультирование, составление до​кументов юридического характера, представительство. Причем все последующие стандарты включают в себя все предыдущие. Так, при осуществлении представительства адвокат обязан соблюдать стандарты консультирования и составления документов юридического характера.

Минимальные стандарты юридического консультирования.

Адвокат обязан указать на способ благополучного разрешения ситуации, который может быть реализован на практике.

Адвокат обязан указать на все способы благополучного разреше​ния ситуации клиента.

Адвокат обязан указать клиенту на предпочтительный способ благополучного разрешения ситуации клиента.

Адвокат обязан разъяснять способы благополучного разрешения ситуации клиента до тех пор, пока клиент не уяснит суть предлага​емого способа.

Составление документов юридического характера.

Адвокат обязан проконсультировать клиента по всем вопросам, касающимся составленного юридического документа.

Юридический документ, составленный адвокатом, должен со​держать идентификацию адвоката, его составившего.

Юридический документ должен соответствовать форме, уста​новленной законодательством для того вида документа, который составляет адвокат.

Обязательство адвоката по составлению юридического докумен​та считается невыполненным до тех пор, пока его подача не повле​чет за собой тех юридических последствий, для наступления кото​рых он был составлен.

Представительство может осуществляться в следующих фор​мах: защита по уголовному делу, представительство по конституци​онному, гражданскому, арбитражному делу и защита по админист​ративному делу. Приведем стандарты защиты по уголовному делу.

Адвокат обязан вести по делу адвокатское досье.

Адвокат обязан консультировать клиента по первому его требо​ванию.

Адвокат обязан удовлетворить каждую просьбу клиента о состав​лении каких-либо юридических документов по делу (писем, жалоб, заявлений, ходатайств и т.п.).

В случае, если процессуальным законодательством предусмот​рено право адвоката или его клиента на совершение каких-либо юридических действий (составление жалобы, постановка дополни​тельных вопросов эксперту, заявление отвода участнику процесса), адвокат обязан указать на это клиенту и совершить эти действия. Адвокат освобождается от обязанности совершать указанные дейс​твия, в случае письменного отказа клиента.

Адвокат, если клиент находится под стражей, обязан не менее одного раза посетить его.

При несогласии клиента с каким-либо действием следствия, суда или прокурора адвокат обязан составить жалобу на эти действия.

Адвокат обязан присутствовать на всех следственных действиях, проводимых с участием своего клиента.

В случаях, когда законодательством предусмотрено право адво​ката присутствовать при каких-либо событиях, влияющих на судьбу его клиента (рассмотрение жалоб, избрание меры пресечения и т.п.), для адвоката это право является обязанностью.

Адвокат обязан возражать на все действия председательствую​щего, направленные вопреки интересам его клиента.

1. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера​ции» // СЗ РФ. 2002. №27. Ст. 1256

2. ​ Судебные уставы с изложением рассуждений, на которых они ос​нованы. Ч. 3. — СПб.: Типография Второго Отделения Собственной Е.Н.В. Канцелярии, 1867.

3. ​ Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. «Об адвокатуре» // Междуна​родные положения. Закон Российской Федерации. Нормативные акты по состоянию на 10 февраля 1997 г. — Сер. Федеральное зако​нодательство. — М.: БУКОВИЦА, 1997. — С. 21.

4. ​ Кодекс профессиональной этики адвоката. — Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2007.

5. ​ Профессиональная этика адвокатов: сб. материалов / сост. Н.М. Кипнис. — М.: Вариант. 2008. – 212 с.

6.​ Кодекс судейской этики // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2005. — № 2.

Монографии:

1. Барщевский, М.Ю. Адвокатская этика. — 2-е изд., испр. /М.Ю. Барщевский — М.: Профоб​разование, 2000. – 312 с.

2. Бойков, А.Д. Нравственные основы судебной защиты. /А.Д. Бойков — М.: Юрид. лит., 1978. – 188 с.

3. Бойков, А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным де​лам. /А.Д. Бойков — М.: Юрид. лит., 1978. – 284 с.

4.​ Васьковский, Е.В. Организация адвокатуры. Ч.2. Исследование при​нципов организации адвокатуры. — / Е.В. Васьковский — СПБ.: Изд. Н. Мартынова, 1893. – 174 с.

5. Васьковский, Е.В. Организация адвокатуры. Ч. 1. Очерк всеобщей истории адвокатуры. / Е.В. Васьковский — СПБ.: Изд. Н. Мартынова, 1893. – 124 с.

6. Васьковский, Е.В. Основные вопросы адвокатской этики. / Е.В. Васьковский — СПБ.: книжный магазин Мартынова, 1895.

Процессуальная ответственность адвоката

Основываясь на научной доктрине о наличии такого вида юриди​ческой ответственности, как процессуальная, рассмотрим возмож​ность привлечения адвоката к этому виду юридической ответствен​ности. Выделяют следующие виды процессуальной ответственнос​ти: конституционно-процессуальная, гражданско-процессуальная, уголовно-процессуальная, административно-процессуальная и арбитражно-процессуальная. Проанализируем деяния адвоката через призму двух наиболее признанных видов процессуальной ответс​твенности — уголовно-процессуальной и гражданско-процессуаль​ной.

Условно участников судебных процессов можно разделить на две группы: профессиональные и непрофессиональные участники. К профессиональным участникам можно отнести лиц, участвующих в правосудии в силу исполнения своих профессиональных обязан​ностей. К ним необходимо отнести судью, адвоката и прокурора. Если основная причина совершения непрофессиональными участ​никами процессуального правонарушения понятна — это незнание этических и правовых норм поведения в суде, то причина подобного поведения со стороны профессиональных участников требует осо​бого рассмотрения.

Эмоциональная напряженностьсвязана с наличием игрового элемента в каждом судебном процессе. Профессиональные участники, являясь опытными «игроками», могут «заиграться» и начать вести себя некорректно по отношению к другим профессиональным участникам процесса. Особенно ярко это может проявиться тогда, когда профессиональный участник почувствует свой «проигрыш». Наиболее подвержены повышенной эмоциональной напряженности такие профессиональные участники, как адвокаты. Так, после оглашения приговора в отношении подсудимого К., защиту которо​го осуществлял адвокат Б., последний в зале суда на повышенных тонах обвинил прокурора в сговоре с потерпевшей по делу и в том, что прокурор договорилась с судьей о результатах рассмотрения дела. На замечание судьи адвокат заявил: «Вы все у меня получите по полной программе». На вопрос судьи, почему адвокат угрожает, Б. ответил, что он «…всем гарантирует неприятности, что суд без доказательств осудил К.». В целях пресечения нарушений порядка в зале судья предложил адвокату покинуть зал, после чего адвокат заявил, что «все тут взяточники».

Личные неприязненные отношения- достаточно редкий, но все же существующий феномен судебной практики. Анализ процессу​альных конфликтов между профессиональными участниками вы​явил следующую закономерность — некоторая часть этих конфлик​тов возникает на фоне личных неприязненных отношений между участниками процесса: судьей и адвокатом, адвокатом и прокуро​ром и т.п. Порой достаточно лишь одного конфликта, чтобы между профессиональными участниками возникла неприязнь, оказываю​щая влияние на их поведение, каждый раз, когда они оказывают​ся в одном судебном процессе. Естественно, что вынос подобных неприязненных отношений на публику приводит к умалению про​фессиональной репутации обеих сторон. Кроме того, подобная си​туация может повлечь за собой необоснованное привлечение одного участника конфликта другим к процессуальной ответственности.

Уголовно-процессуальная ответственность адвоката.Уголов​но-процессуальное законодательство, правоприменительная прак​тика свидетельствуют о том, что адвокат за исполнение или неис​полнение им своих профессиональных обязанностей не может быть привлечен к уголовно-процессуальной ответственности. Показа​тельной в этой связи является ситуация, возникшая в связи со вступ​лением в силу УПК РФ 2001 года. Так, в 2003 году в Смольнинский федеральный суд Санкт-Петербурга поступил протокол, состав​ленный следователем СЧ по РОПД ГСУ при ГУВД Петербурга и Ленобласти, который в соответствии с ч. 2 ст. 111 УПК РФ просил привлечь адвокатессу Светлану Торопову (далее — дело Тороповой) за уклонение от выполнения лежащих на ней профессиональных обязанностей защитника к уголовно-процессуальной ответствен​ности в виде наложения денежного взыскания. Согласно ч. 2 ст. 111 УПК РФ, дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе приме​нить к потерпевшему, свидетелю и другим участникамуголовного судопроизводства меры процессуального принуждения. Под «другими участниками» следователем, а затем и судом была признана и адвокатесса. Однако содержание настоящей статьи, а особенно ее толкование не отвечали общим принципам не только поверенного, но и уголовно-процессуального права. По делу Тороповой Г. Резником был проведен научный анализ сложившей​ся ситуации, в частности, проведен исторический анализ институ​та применения мер процессуального принуждения, исследованы принципы уголовно-процессуального права, в результате которого был сделан вывод: «Скорее всего, авторам этого Кодекса в голову не могло прийти, что при введении в уголовное судопроизводство принципа состязательности, возможно, будет толкование, допус​кающее процессуальное преследование следователем-обвинителем адвоката-защитника, ведь таковое не имело места даже в советском УПК РСФСР, где отсутствовало состязательное построение процес​са и одни и те же задачи ставились перед судом, прокурором и сле​дователем». Неверное толкование ч. 2 ст. 111 УПК РФ привело к тому, что были нарушены два принципа уголовно-процессуально​го права — состязательность и равноправие сторон. Через некоторое время российский законодатель скорректировал УПК РФ, четко оп​ределив круг лиц, к которым возможно применение мер процессу​ального принуждения. В этом списке персона адвоката отсутствует. О наличии адвокатского иммунитета от привлечения к уголовно-процессуальной ответственности говорит и содержание ст. 258 УПК РФ — неподчинение защитника распоряжениям председательствую​щего судебного заседания. Законодатель запрещает в этом случае применять к адвокату меру уголовно-процессуального воздействия, корреспондируя вопрос о рассмотрении поведения адвоката в адво​катскую палату субъекта Российской Федерации.

Гражданско-процессуальная ответственность адвоката. Нам представляется, что в гражданском процессе существует иммунитет профессиональных сторон процесса от при​влечения к гражданско-процессуальной ответственности. Формаль​но гражданско-процессуальная ответственность закреплена в ст. 195 ГПК РФ, которая предусматривает право суда объявить процессу​альному правонарушителю предупреждение, удалить из зала судеб​ного заседания или наложить штраф на лицо, нарушающее порядок в судебном заседании. Так как статья не предусматривает какие-либо исключения, к профессиональной ответственности может быть привлечен и адвокат, и прокурор, и судья (если будет решена про​блема наложения взыскания на самого себя). Видя некоторую несу​разность сложившейся ситуации, А.Г. Новиков отмечает: «Субъек​тами гражданских процессуальных правонарушений в общем плане выступают участники гражданского судопроизводства. Однако суд, судья, прокурор, судебный представитель и органы, выступающие от своего имени в защиту прав других лиц, не подлежат гражданско-процессуальной ответственности. Судья и прокурор в силу своего должностного положения, а также судебный представитель-адвокат предстают субъектами дисциплинарной ответственности». Профес​сиональные участники гражданского процесса не могут выступать субъектами гражданско-процессуальной ответственности по ниже перечисленным причинам.

Нарушение права на квалифицированную юридическую помощь.Применение к адвокату и прокурору такой меры гражданско-про​цессуальной ответственности, как удаление из зала судебного засе​дания, невозможно потому, что в этом случае представляемая сто​рона остается без квалифицированной юридической помощи, а это, в свою очередь, будет приравнено к ограничению доступа к право​судию.

Латентностъ процессуальных правонарушений в отношении профессиональных участников процесса.Так же и как в случае с привлечением к уголовной ответственности за преступления в сфе​ре правосудия, судьи крайне неохотно применяют к профессиональ​ным участникам процесса меры процессуального принуждения. Во-первых, так как процедура привлечения к гражданско-процессуаль​ной ответственности не прописана, создается благоприятная ситуа​ция по оспариванию решения судьи. Во-вторых, профессиональный участник процесса, в случае наложения на него процессуального взыскания, чувствует себя умаленным в своем профессиональном положении и своих профессиональных качествах, что, несмотря на незначительность процессуального взыскания, подталкивает его резко реагировать на сложившуюся ситуацию.

Необходимость более строгой ответственности профессио​нальных участников гражданского процесса.Меры гражданско-процессуальной ответственности направлены на «неискушенных» участников процесса — истца, ответчика, свидетеля, присутствую​щих и т.п. Для его профессиональных участников — судьи, секретаря судебного заседания, адвоката, прокурора, для которых процессу​альные правила являются аксиоматичными в силу профессиональ​ного статуса этих лиц, меры гражданско-процессуальной ответс​твенности являются недостаточными. К указанным лицам должны быть применены меры дисциплинарной и профессиональной от​ветственности, которые являются более строгими и могут, напри​мер, привести к лишению статуса судьи и адвоката или увольнения прокурора и секретаря судебного заседания.

Иммунитет адвоката от привлечения к процессуальной ответс​твенности должен быть уравновешен какой-либо обязанностью. По мнению некоторых авторов, за равноправием сторон, напри​мер, в уголовном судопроизводстве, скрывается неравная ответс​твенность их участников, а точнее, безответственность адвокатов, правам которых не корреспондируют соответствующие обязанности.Соглашаясь с несколько резким высказыванием автора, хотелось бы его немного уточнить. За равноправием сторон в уголовном процес​се подчас скрывается безответственность некоторых адвокатов, су​дей, прокуроров, дознавателей, следователей и других участников юридических процессов, обладающих иммунитетами от процессу​альной ответственности. Представляется, что совершение адвока​том деяний, попадающих под состав как уголовно-процессуально​го, гражданско-процессуального, так и иных видов процессуальных правонарушений, он должен нести профессиональную ответствен​ность. Причем каждая предусмотренная процессуальным законо​дательством процессуальная ответственность участников процесса применительно для адвокатов должна быть предусмотрена отде​льным составом профессиональной ответственности.

Любые меры принудительного характера в рамках уголовно-процессуальной и гражданско-процессуальной ответственности по отношению к адвокату неприменимы. Однако отсутствие мер воз​действия на его недобросовестных участников также не приемлемо. Существует необходимость создания четкого механизма привлече​ния профессиональных участников судебных процессов к профес​сиональной ответственности. Применительно к адвокатам таким механизмом стало привлечение их к профессиональной ответствен​ности, но этот механизм требует определенной настройки.

Современная процедура привлечения адвокатов к профессио​нальной ответственности появилась в 2003 году. Ее основой стало принятие в 2002 году Федерального закона «Об адвокатской де​ятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и принятого Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года Кодекса про​фессиональной этики адвоката.

Под эту процедуру подпадают и деяния адвоката, формально со​держащие в себе состав процессуального правонарушения. Суды стали активно пользоваться указанным механизмом. Так, из общего количества жалоб, рассматриваемых квалификационными комис​сиями, не менее 1/3 приходится на рассмотрение сообщений судей о нарушении адвокатами Кодекса профессиональной этики в ходе судебных процессов. К сожалению, суды и органы, уполномоченные на привлечение адвокатов к профессиональной ответственности, до сегодняшнего дня не найдут общих точек соприкосновения. Во мно​гом это связано с незнанием судами правил привлечения адвокатов к ответственности. Остановимся на некоторых моментах, которые препятствуют работе механизма привлечения адвокатов к профес​сиональной ответственности за процессуальные нарушения.

Список литературы:

1​ Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. — 1993. — 25 декабря. — № 237.

2​ Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законода​тельства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

3​ Уголовно-процессуальный кодекс РФ // Российская газета. -22 декабря.-2001.

4​ Гражданский процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2003. №35. Ст. 2356

5​ Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера​ции» // СЗ РФ. 2002. №27. Ст. 1256

6​ Судебные уставы с изложением рассуждений, на которых они ос​нованы. Ч. 3. — СПб.: Типография Второго Отделения Собственной Е.Н.В. Канцелярии, 1867.

7​ Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. «Об адвокатуре» // Междуна​родные положения. Закон Российской Федерации. Нормативные акты по состоянию на 10 февраля 1997 г. — Сер. Федеральное зако​нодательство. — М.: БУКОВИЦА, 1997. — С. 21.


Поделиться статьей
Автор статьи
Анастасия
Анастасия
Задать вопрос
Эксперт
Представленная информация была полезной?
ДА
59%
НЕТ
41%
Проголосовало: 778

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram

ОБРАЗЦЫ ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА ЧГК

Поделиться статьей

Поделиться статьей(Выдержка из Чемпионата Днепропетровской области по «Что? Где? Когда?» среди юношей (09.11.2008) Редакторы: Оксана Балазанова, Александр Чижов) [Указания ведущим:


Поделиться статьей

ЛИТЕЙНЫЕ ДЕФЕКТЫ

Поделиться статьей

Поделиться статьейЛитейные дефекты — понятие относительное. Строго говоря, де­фект отливки следует рассматривать лишь как отступление от заданных требований. Например, одни


Поделиться статьей

Введение. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси

Поделиться статьей

Поделиться статьей1. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Специфика периода феодальной раздробленности –


Поделиться статьей

Нравственные проблемы современной биологии

Поделиться статьей

Поделиться статьейЭтические проблемы современной науки являются чрезвычайно актуальными и значимыми. В связи с экспоненциальным ростом той силы, которая попадает в


Поделиться статьей

Семейство Первоцветные — Primulaceae

Поделиться статьей

Поделиться статьейВключает 30 родов, около 1000 видов. Распространение: горные и умеренные области Северного полушария . многие виды произрастают в горах


Поделиться статьей

Вопрос 1. Понятие цены, функции и виды. Порядок ценообразования

Поделиться статьей

Поделиться статьейЦенообразование является важнейшим рычагом экономического управления. Цена как экономическая категория отражает общественно необходимые затраты на производство и реализацию туристского


Поделиться статьей

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram
Заявка
на расчет