X-PDF

Верою Раав блудница, с миром приняв соглядатаев (и проводив их другим путём), не погибла с неверными.

Поделиться статьей

Наше изучение поел. Евр. 11 принимает интересный оборот. Не уди­вительно, что великая глава «о вере» должна включать имена Ноя и Еноха, Авраама, Исаака и Иакова и Моисея. Не удивительно также и то, что среди имён великих верующих есть и женские имена. Так нам сообщается о Сарре в 11-ом стихе, а в 23-ем стихе центральной фигу­рой становится мать Моисея. Но то, что блудница в этой главе рассмат­ривается как личность высокого статуса, поначалу кажется нелепым, потому что не так давно Моисею были даны Десять Заповедей, где две из них запрещали прелюбодеяние и лжесвидетельство. Кто в таком случае бы мог подумать, что женщина, открыто лгавшая и всем извест­ная как блудница, будет удостоена священной истории? Мы говорим не о несчастной, захваченной врасплох честной девушке, случайно со­грешившей. И не о уважаемой женщине из среднего класса, имевшей тайные любовные отношения, но потом покаявшейся. Раав была блуд­ницей.

Библия полна сюрпризов. Вот история, которая грубо перечёркива­ет ту самую мораль, которую некоторые считают величайшей доброде­телью. Этот рассказ демонстрирует способ, каким Бог иногда, кажет­ся, разрушает правила, которые мы отстаивали и по которым жили го­дами. Что бы не говорилось о первом сражении израильтян в земле Ха­наан, нельзя не признать, что в центральный решающий момент исто­рии Израиля на новой земле для утверждения его безопасности Бог использовал непатриотичную блудницу.

Не только Израиль превозносил её, но и ранние христиане. О ней упоминается в родословной от Матфея (Матф. 1:5). Она вышла замуж за представителя одной из самых выдающихся еврейских семей и даже стала звеном в прямой родственной цепи обещанного Мессии. Иаков поставил её в один ряд с Авраамом, иллюстрируя пример оправдания делами (Иак. 2:25).

Прежде, чем Иисус повёл детей Израиля через Иордан, он отправил двух разведчиков, чтобы они выяснили, как обстоят дела в Иерихоне. Писатель мог вполне упомянуть этих двух разведчиков, потому что они были отважными людьми. Но их должна была спрятать Раав. Когда эти двое пришли в Иерихон, им нужно было где-то остановиться. Без сомнения, честные патриоты Иерихона узнали их. Быть иностранцем не особенно выгодно, но быть шпионом Израиля — опасно. У детей Израиля и сейчас широко известная репутация самых ужасных коло­нистов. То же самое было известно о них и в закрытом стенами городе Иерихоне. Похоже, что эти разведчики не считали иерихонцев друже­ственно настроенными людьми. Таким образом, где нашим разведчи­кам найти ночлег? Ответ таков: «В конце концов, они обратились к городской блуднице и нашли место, где могли остановиться. Больше никто бы их не принял».

Наш писатель говорит, что другим жителям Иерихона была предос­тавлена возможность помочь лазутчикам. Наш стих гласит: «Раав… не погибла с неверными». Израиль был известен не только ей, так она го­ворит. «…все жители земли сей пришли от вас в робость», — сказала она разведчикам. «Ибо мы слышали, как Господь иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта и как поступили вы с двумя царями Аморрейскими…» (Нав. 2:9-10). Слава об израильтянах, кото­рая заставила жителей Иерихона отнестись к разведчикам враждебно, побудила Раав на дружеские с ними отношения. То, что заставило жи­телей Иерихона отвергнуть этих двоих, абсолютно убедило Раав «с миром принять соглядатаев». Такой ответ разведчикам — образец для Евангелия. Евангелие, которое укрепляет одних, ослабляет других. Поэтому не удивительно, что наш писатель говорит, что Раав сделала то, что сделала, «верою». Слух о том, что Раав впустила в свой дом двух шпионов, дошёл до царя Иерихона. Мы можем спросить: «Почему царь не смотрит на этих двоих так же, как Раав?» Он бы мог отдать им ключ от города. На этот вопрос отвечает Павел: «Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных: но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых… чтобы упразднить значащее! (1-е Кор. 1:26 и далее). Царь отдал распоряжение расспросить Раав об этих разведчиках. Одним ак­том веры она подавила свой патриотизм и солгала ради славы Божьей. Она могла стать героиней города, вместо этого она стала героиней веры. Её вера превзошла её патриотизм, или национализм. Её вера оказалась более значительной и более почётной, чем правда, которая могла ока­заться фатальной для двух лазутчиков. Без сомнения, многие могли бы подвергнуть поступки этой женщине анализу, сравнив их с девятой заповедью. Однако Раав предпочла проиграть битву, чтобы выиграть войну. Стань она героиней Иерихона, о ней никогда бы не услышали снова. Но она стала героиней Израиля, и её имя высоко ценится до се­годняшнего дня.

Вместо того, чтобы иметь дело с царём Иерихона, она удачно пооб­щалась с двумя разведчиками. Во-первых, она направила царских аген­тов по неправильному пути. «Да, ко мне приходили два человека. Но они ушли всего несколько минут назад. Если вы поспешите, вы сможе­те их поймать» (Навин 2:4-5). На самом деле произошло вот что: она спрятала двух разведчиков на сеновале. Затем она стала молить этих двух о пощаде: «Итак, поклянитесь мне Господом, что, как я сделала вам милость, так и вы сделаете милость дому отца моего, и дайте мне верный знак» (Навин 2:12). Ей даже удалось добиться, чтобы жизнь её родителей, братьев и сестёр была сохранена, когда Израиль будет ата­ковать Иерихон (Навин 2:14). Иаков называет это «оправданием дела­ми» — так называемое «очищение» или «экспериментирующая вера».

Разведчики согласились и вступили в историческое соглашение с Раав. Они предложили идею, которая отражает то, чему они были на­учены дома. Они были слишком молоды, чтобы помнить Пасху (а, мо­жет быть, в то время ещё даже не родились). Но они росли, зная о ней и вырастая, они каждый год наблюдали за празднованием этого собы­тия. Когда Раав, помогая разведчикам бежать, спустила их на веревке из окна своего жилища, которое было в городской стене, они дали ей исторический совет — предложили идею, отражающую значение Пас­хи: «Вот когда мы придём в эту землю, ты привяжи червлёную верёвку к окну, через которое ты нас спустила, а отца твоего, и матерь твою, и братьев твоих, всё семейство отца твоего, собери к себе в дом твой . и если кто-нибудь выйдет из дверей твоего дома вон, того кровь на голо­ве его, а мы свободны, будем от сей клятвы твоей…» (Навин 2: 18-19). Алая ленточка, таким образом, выполняла ту же функцию, что и кровь в пасхальную ночь. Вместо «и увижу кровь» было «когда мы увидим алую ленту, то пройдём мимо». Разведчики вернулись в израильский лагерь за Иордан и рассказали эту историю Иисусу. Она была воспри­нята с великой радостью и как чудесное подтверждение их веры. «Гос­подь предал всю землю сию в руки наши, и все жители земли в страхе от нас» (Навин 2:24).

Это было подтверждением веры не только Иисуса, но и веры Раав. Какое великое чувство облегчения принесло ей это праведное деяние. И не только это. Какое, должно быть, замечательное чувство охватило её, когда она осознала, что её позор был превзойдён Божьей благода­тью. Потому что ни одна женщина, которая злоупотребляет своим, дан­ным Богом, телом и унижает его, не может избежать этого глубочай­шего ощущения вины и стыда. Молодые леди часто оправдывают себя, имея близкие отношения со своими парнями, а те, кто уже состоит в браке, оправдывают свои тайные связи. У них зачастую отсутствует ощущение вины и стыда. Но это явный самообман и самооправдание. Они очень и очень стыдятся, но отказываются посмотреть в лицо сво­им истинным чувствам. Секс вне брака, который, однако, обычен в со­временном обществе, никогда не согласуется с совестью. Это — плохо. Это — грех. Если этим занимаются христиане, то Бог займётся ими. Если христианином, проводящим сексуальные эксперименты на стороне, Бог не занимается, то следует подвергнуть серьёзному сомнению его ис­тинное христианство. Что касается самой Раав, то стиль её жизни до­казывал, кто она уже на самом дне. За свою жизнь она сначала потеря­ла девственность, затем связи её стали беспорядочными, затем она ста­ла проституткой — продавала своё тело. Раввинская традиция утверж­дала, что она была одной из четырех самых прекрасных женщин в мире. Но она не чувствовала себя прекрасной. Она, вероятно, уже оставила надежду испытать ощущение чистоты, благости, чувствовать себя нуж­ной. Но у Бога есть способ обращения вещей. Он даже может сделать неправильное правильным, а плохое превратить в хорошее. Одним дви­жением Своей руки Он может превратить позор в славу. Так Он сделал в случае с Раав. Она почувствовала себя чистой. Нужной. Желанной. Уважаемой.

Теперь представьте себе ту же Раав со своей матерью и отцом, со сво­ими братьями и сестрами, со своими племянниками и племянницами, наполнившими её дом в стене (см. Иисус Навин 2:15). Она тайно убе­дила своих ближайших родственников, что её ожидают хорошие пере­мены. Она убедила их. Она заставила их прийти в свой дом. Тем време­нем Иисус и дети Израиля перешли Иордан. В первый день они шага­ли вокруг Иерихона и трубили в трубы. Ничего не произошло. Семья Раав, должно быть, стала раздражаться. «Что это такое? Эти люди ни­как не могут проникнуть через эти городские стены». На второй день та же команда шагала вокруг города и трубила в трубы. Ничего не про­исходило. Напряжение среди родственников Раав, вероятно, возрас­тало. Но в доме был один человек, который твёрдо держался — Раав. Я подозреваю, что всё, что она делала, это время от времени подходила к окну, чтобы убедиться, что алая лента на месте. Всё было на месте — ленточка скромно свисала с её окна.

Неожиданно дети Израиля поменяли тактику. На седьмой день они семь раз обошли город и трубили в трубы. Вдруг наступила мёртвая тишина. А потом — началось. Иисус отдал приказ: «ВОСКЛИКНИТЕ, ИБО ГОСПОДЬ ПРЕДАЛ ВАМ ГОРОД». Люди за стенами закрича­ли. В одно мгновение стены вокруг города стали разрушаться и падать до основания. Войска зашли в город. Раав и её семья слышали отчаян­ные крики и стенания соседей. Запомнили ли дети Израиля? Не забы­ли ли разведчики? Может быть, они забыли всё подробно рассказать Иисусу? Вся надежда была на алую ленту. Дома разрушались и обыс­кивались, а войска подходили всё ближе. Если разведчики на самом деле забыли предупредить, то дом Раав будет следующим, куда вор­вутся солдаты? Но вместо того, чтобы выбить дверь, они легко и ува­жительно постучали в неё. Дружеский голос позвал: «Раав? Раав, ты там?» Эта женщина, Раав, взволнованно ответила и открыла дверь. С глубочайшим уважением и высочайшим достоинством блудницу Раав, её отца и мать, её братьев и сестер, её племянников и племянниц с во­енным эскортом провели мимо сражающихся и привели в безопасное место, чтобы больше никогда не побеспокоить.

«Верою Раав блудница, с миром приняв соглядатаев (и проводив их другим путём), не погибла с неверными».

Судный День пришёл в Иерихон. Судный День идёт в Лондон, в Англию, в весь мир. Будут отчаянные крики и стенания. «Се, грядёт с облаками, и узрит его всякое око, и те, которые пронзили Его . и возры­дают пред Ним все племена земные. Ей, аминь» (Откр. 1:7). Когда на­ступит этот день, будет одна надежда: кровь Того Самого Господа Иису­са Христа. Те, у кого всё на месте, не будут разочарованы. Пусть те, самые грешные и самые благодетельные, читающие эти строки, дове­рятся тому, что имеет значение. Красной ленточке. Этой драгоценной крови.

 

 

XXVII.

Гедеон и Варак

Евреям 11:32

И что ещё скажу? Недостанет мне времени, чтобы повество­вать о Гедеоне, о Бараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках.

Теперь наш писатель желает продолжить свой выбор особых персо­нажей Ветхого Завета. Но он предвидит и опасается, что кто-то может подумать, будто упоминавшиеся выше люди — единственные в Ветхом Завете, имеющие веру. Поэтому он начинает менять тему, называет определённых людей как будто наугад, имея ввиду, что этот список он может продолжать и продолжать. На самом деле, переходя к 33-ему стиху, он перестаёт называть фактические имена и начинает перечис­лять события, тем самым предлагая, чтобы мы сами продолжили спи­сок имён! Во всяком случае наш писатель хочет, чтобы мы знали, что список перечисляемых событий бесконечен. Перед Иоанном стояла та же дилемма: «Многое и другое сотворил Иисус . но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Иоан. 21:25).

Упоминая в поел. Евр. 11:32 ряд имён, наш писатель полагает, что со­бытия мы впишем сами. Он, кажется, думает, что к этому времени мы, несомненно, изучили ход его мыслей. А, следовательно, должны пони­мать, что он имеет ввиду, упоминая Гедеона, Варака и т.д.

Наш собственный метод изучения последних глав заключается в том, что мы будем сочетать эти два имени до тех пор, пока не будем вынуж­дены перейти от личностей к универсальным принципам, содержащим­ся в событиях, описанных в 34-40 стихах. Мы используем имена этих двух человек в данной и следующей главе не совсем произвольно. Они помогают разработать модель, которая даёт нам возможность весьма успешно вводить такие пары. Гедеон и Варак были слабыми людьми. Самсон и Иеффае были сильными. Давид и Самуил были великими.

Наш писатель переходит от книги Иисуса Навина к книге Судей.

Когда Моисей умер, Бог превознёс его преемника — Иисуса. По ряду причин мы не понимаем, почему Господь не поднимает никого из на­следников Иисуса. Любопытно, что Бог часто не даёт человеку, кото­рого Он поднимает, равных ему преемников. Меланхтон * был не та­ким, как был Лютер, но он придал лютеранству его вид. Беза** был не таким, как Кальвин, но он придал кальвинизму его вид. У Айтфилда не было преемников. У Сперджена не было преемников. Этим любопыт­ным явлениям нет объяснения кроме намерения показать человеку, что они представляют собой без сильного лидерства. Но также и то, что они высоко оценят это сильное лидерство, если оно у них будет. Что может быть печальней, чем поколение без лидера? Только одно — по­коление, полное маленьких людей, стремящихся к лидерству, к кото­рому они ещё не готовы (будь это на естественном или на духовном уровне). Возможно, наше поколение похоже на то, которое описано в книге Судей: «Мы переживаем приближение гибели величия, когда «каждый делает то, что ему кажется справедливым»» (Суд. 17:6).

* Меланхтон Филипп, немецкий протестантский богослов и педагог, сподвижник М. Лютера

** Беза Теодор, деятель Реформации в Швейцарии и во Франции . после смерти Кльвина — глава европейских кальвинистов.

В течении трёхсот лет после Иисуса Бог не давал Израилю истинно великого лидера, а только тех, кто назывались «судьями». Они подни­мались, вероятно, по одной из двух причин (иногда по обеим): быть третейскими судьями в человеческих делах (т.е. гражданских или лич­ных спорах) и обеспечивать военное руководство во время вражеской угрозы. Только маленькая горсточка этих судей заняла место в исто­рии Ветхого Завета.

Положение Израиля в те времена было следующим. Они жили те­перь в Ханаане и составляли конфедерацию двенадцати независимых племён. Но Израилю не удалось полностью уничтожить всех жителей Ханаана и это обернулось для них источником постоянных бед. Ханааниты стали их неизменными врагами. А причина их болезни гнезди­лась вот в чём: они забыли Бога. Они утвердились в Ханаане и забыли, кто дал им эту землю. Они стали жить так, как будто кроме природы больше ничего не было. Их уже не оскорбляло существование чуждых им богов на этой земле и вскоре они отдались идолопоклонству.

 

Варак

Наше любопытство заставляет нас сразу спросить, почему Варак? История Барака — это история о Деворе. Но в «главе веры» упоминает­ся имя Барака. Почему? Ответ не является ни малейшим для нас, кто по природе своей силён, ободрением.

Нужно начать с Деворы. Она была одной из судей, которых Бог под­нял в Израиле. Тот факт, что Бог вынужден был поднимать женщин, говорит многое о мужчинах того времени. Я особо обращаюсь к госу­дарственным делам. Бог был огорчён. Но они стали взывать к Нему (Суд. 4:3). Почему? Потому что Господь предал их в руки жестокого и лютого Иавина — царя ханаанского. Военачальником ханаанской ар­мии был человек по имени Сисара. У Сисары было девятьсот желез­ных колесниц — грозное оружие и средсво передвижения. Он был ис­точником угнетения вот уже двадцать лет — долгое время, когда рядом плохие соседи.

Деворе было дано известие от Господа: «Бог готов отдать в руки Из­раиля Сисару, военачальника Иавиновой армии» (Суд. 4:7). Она ска­зала Бараку привести десять тысяч человек на гору Фавор, чтобы по­бедить Сисару. Варак, однако, не слишком стремился стать героем или мучеником. Он так ответил Деворе: «Если ты пойдёшь со мною, пойду . а если не пойдёшь со мною, не пойду» (Суд. 4:8). Девора согласилась, но поставила одно условие: «Пойти пойду с тобою . только не тебе уже будет слава не сем пути, в который ты идёшь . но в руки женщины пре­даст Господь Сисару…» (Суд. 4:9). Другими словами, Варак войдёт в историю, как разделивший славу с женщиной! Нужно отдать Деворе должное — она была чувствительна к мужской гордости. Эта «мать в Израиле» (так она стала известна в Израиле — Суд. 5:7) не была феми­нисткой, она была благочестивой женщиной.

Варак, казалось, понял значение того, что имелось ввиду. Но он ре­шил, что без Деворы он не пойдёт. «И встала Девора и пошла с Бара­ком в Кедес» (Суд. 4:9). С Деворой на своей стороне Варак одержал замечательную победу. В результате: «…пало всё ополчение Сисарино, не осталось никого» (Суд. 4:16). Разумеется, это был очень счастли­вый конец. В книге Судей 5 записана Песнь Деворы и Барака, которая кончается словами: «И покоилась земля сорок лет» (стих 31).

Но почему же упоминается вера Барака? По двум причинам. Во-пер­вых, Бог не требует от нас, чтобы мы вменяли себе больше веры, чем есть на самом деле. Павел увещевает каждого из нас: «…не думайте о себе более, нежели должно думать . но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил» (Рим. 12:3). Бог не просит нас поднимать­ся на уровень собственной некомпетентности (принцип Петра), а так­же Он не просит искушать Его нашими деяниями, как будто у нас есть дар или способность, каковых на самом деле у нас нет.

Нужна большая вера, чтобы реально себя оценивать. Есть много не­счастных христиан, которые могли бы «здраво судить» о себе, если бы однажды избавились от своего убожества. Варак просто знал, что не сможет сделать то, о чём просила его Девора, если она не станет на его сторону. Чтобы признать такую зависимость, нужна благодать. Нужна благодать, чтобы сказать: «У меня нет этого (или того) дара. Мне жаль. Я не могу это сделать». Это — вера, потому что она живёт в «пределах» чье-то веры. Слишком многие из нас ведут себя, как безрассудные дети, которые говорят: «Посмотри, мама, я ничего не могу», но всё же отка­зываются смириться с какими бы то ни было ограничениями и при­знать свои просчёты.

Вторая и главная причина, по которой упоминается вера Барака — это то, что он никогда не ставил на первое место личную славу. Пре­дупреждение Деворы не испугало его. Он действовал в соответствии со своим благочестивым желанием увидеть победу Израиля над Сиса- рой. Вот чего он хотел. И ничего больше. Он никогда не думал о лич­ной славе.

Это в конце концов сделало его героем. Героем веры.

 

Гедеон

Гедеон более известен, чем Варак. Но по своей природе Гедеон не был сильнее. Гедеон тоже был слабым человеком. Секретом Гедеона было не то, кем он считал себя, а то, что Бог видел в нём.

Ситуация была следующей. После сорока лет отдыха, которые были результатом победы Барака и Деворы, у мадианитян появилась доволь­но скверная привычка ежегодно уничтожать урожай Израильтян как раз накануне его сбора. Так они поступали в течении семи лет. «И весь­ма обнищал Израиль от Мадианитян, и возопили сыны Израилевы к Господу» (Суд. 6:6).

Человек по имени Гедеон молотил зерно винным прессом и прятал его от мадианитян. Явился ему под скрытою личиною ангел (Евр.13:2) со следующим посланием: Бог поднял Гедеона, чтобы поразить мадиа­нитян. Гедеон, после споров с ангелом относительно состояния Израи­ля, стал жаловаться. Он ссылался на то, что племя его в колене самое бедное и на то, что сам он был самым слабым в своей семье!

Господь пообещал быть с ним. Но Гедеону этого обещания было не достаточно. И он потребовал: «…если я обрёл благодать пред очами Твоими, то сделай мне знамение, что Ты говоришь со мною» (Суд. 6:17). Это требование не было бессмысленным. Гедеон просто хотел знать, что это действительно Бог говорит с ним. Гедеон получил знамение после того, как он приготовил мясо и опресноки для ангела, «…и вы­шел огонь из камня и поел мясо и опресноки». Гедеон сказал: «Увы, мне, Владыка Господи! Потому что я видел Ангела Господня лицом к лицу» (Суд. 6:21-22).

Бог простил Гедеона, потому что Гедеон хотел удостовериться, что это действительно Бог обещал использовать его. Конечно же, Бог по­нял и предоставил Гедеону внешнее подтверждение его веры, которо­го, разумеется, хватило, чтобы убедить его на всю жизнь. Можно поду­мать, что этот Гедеон уже больше никогда не будет сомневаться.

Но нет. Гедеону больше никогда не следовало бы подвергать сомне­нию благосклонность Бога. Но он это сделал. Ему никогда не следова­ло просить подтверждения, что его поднимает именно Бог. Но он по­просил. Ему никогда не следовало бы снова идти к Богу и просить ещё одно подтверждение того, что он на тот момент является Божьим че­ловеком. Но он пошёл. За этим последовала знаменитая овечья шерсть Гедеона. «И сказал Гедеон Богу: «Если Ты спасёшь Израиля рукою моею, как говорил Ты, то вот я расстелю здесь на гумне стриженую шерсть: если роса будет только на шерсти, а на всей земле сухо, то буду знать, что спасёшь рукою моею Израиля, как говорил Ты»» (Суд. 6:36). Бог исполнил требование Гедеона. На следующий день он выжал из стриженой шерсти полную чашу воды. Разумеется, такое необычное явление избавит от всех сомнений!

Но нет. Гедеон был уверен, что поймёт — «то буду знать». Но он не понял так, как думал «знать». Гедеон стал чувствовать неловкость пе­ред Богом. «Не прогневайся на меня, если ещё раз скажу и ещё только однажды сделаю испытание над шерстью: пусть будет сухо на одной только шерсти, а на всей земле пусть будет роса» (Суд. 6:39). На следу­ющий день шерсть была сухой, а на земле была роса.

Что мне нравится, так это то, что Бог давал Гедеону все желаемые им знаки. Сначала одним способом, затем другим — так, как Гедеон про­сил. Бог легко мог бросить этого слабого, сомневающегося человека, отказаться исполнять всю эту чепуху и найти другого человека — того, кто поверил бы Ему с первого раза. Но Бог остался с Гедеоном. Бог увидел в нём необработанный бриллиант и назвал его «мужем силь­ным» (Суд. 6:12) даже прежде, чем у него появился шанс дожить до такой вменяемой силы! Гедеон, в конечном счёте, достиг одной из са­мых памятных побед Израиля над врагами, описываемых Святым Пи­санием. Это та победа, которую наш писатель на самом деле имел ввиду.

В любом случае, Гедеон и Варак являются примерами слабых людей, которых благостно и могущественно использует Бог. Если Бог исполь­зует Гедеона и Барака, Он может использовать каждого. Я не представ­ляю себе более ободряющей мысли, чем эта.

 

XXVIII.

Самсон и Иеффай

Евреям 11:32

И что ещё скажу? Недостанет мне времени, чтобы повество­вать о Гедеоне, о Бараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках.

И что ещё скажу? Недостанет времени, чтобы повествовать о…Сам­соне и Иеффае…

Два человека, о которых пойдёт речь в этой главе, были сильными людьми. У одного из них был ум (Иеффай), а у другого — мускулы (Сам­сон). Иеффай был грубо изгнан, а затем Израилю понадобилось его разумное руководство. Самсон был ярким образцом человеческой при­роды, человеком, который с корнем вырывал всё, что его раздражало или стояло на его пути. Тем не менее, у этих двоих было кое-что общее: скверное позорное пятно, которое помнится больше, чем их вера.

Если бы писатель послания к Евреям не упомянул их, кому из нас пришло бы в голову сделать это? Большинство из нас думает о позоре Самсона и Иеффая, а, следовательно, не об их вере. Наш писатель не был законником. Он мог увидеть их позор в прошлом. И, тем не менее, это правда: люди больше помнят плохое, нежели хорошее. Невилла Чемберлена до сих пор помнят в первую очередь за то, что он не смог определить, кем был Гитлер на самом деле. Ричарда Никсона в первую очередь будут помнить в связи с делом Уотергейт. Но наш автор хочет, чтобы мы взглянули на Самсона и Иеффая не с точки зрения их оши­бок, а как на людей веры. И снова мы выполняем нашу работу — запол­няем пустые места и говорим то, что хотел сказать наш писатель об этих двоих людях.

 

Иеффай

Самое интересное, что возникает из рассказа о Иеффае — это вопрос «основного потока». Что такое основной поток? Все мы, какими бы ни были наши христианские традиции или предпосылки, считаем, что на­ходимся в основном потоке христианства. Основной поток определя­ется как «река с притоками». В переносном смысле это «главное на­правление или тенденция». Кто же, в таком случае, является главной линией христианства? Римские католики считают, что они. Английс­кая церковь думает, что она. Реформисты считают себя главной лини­ей (Кальвин и Августин). Менониты и часть баптистов — себя (через анабаптистов и донатистов). Я знаю человека, который уверен, что на­ходится на главном направлении. Он прогнозирует, что если Возрож­дение когда-нибудь придёт, то оно придёт в Америку. Под Америкой он подразумевает Кентукки. Под Кентукки он подразумевает Эшланд, Кентукки. Под Эшландом, Кентукки, он подразумевает определённую улицу в Эшланде (и определённый адрес). Все мы чувствуем (или хо­тим чувствовать) себя наследниками апостолов, к каким бы традици­ям мы не обращались.

Однако, одно можно было сказать о Иеффае наверняка: он явно на­ходился не в основном течении. Но это как раз то, что нравится в нём нашему писателю. Нашему писателю нравится освещать то, как Бо­жья слава приходит к тем, к кому мы не ожидаем. Иеффай был сыном проститутки. Вследствие этого он был изгнан (Суд. 11:2). Хуже всего было то, что он привлекал к себе все отбросы общества. Поскольку Иеффай был прирождённым лидером, он привлекал к себе только ни­кому не нужных людей. Это сделало его крайне непривлекательным для «основного потока» древнего Израиля. Никто из «значительных» людей не замечал Иеффая и его банду. Иеффая и его людей избегали, как чуму. Можно также добавить, что Иеффай держался вызывающе. В конце концов, начало его жизни было плохим, и он рос с ощущением отверженности.

Но мне хотелось бы дать несколько другое определение «основному течению». Это тот, к кому поворачивается Бог, тот, через кого Ему нра­вится проявлять Себя. Между прочим, как правило, это люди, которые находятся «вне лагеря». Наш Господь Иисус Христос точно не был в «основном потоке» в Своё время. Он пострадал «вне врат», чтобы ос­вятить людей Своею кровью. «Итак, пойдём к Нему за стан, нося Его поругание» (Евр. 13:12-13). Когда Бог обращается к определённому человеку, часто все остальные начинают удивляться. У Бога есть спо­соб сделать тех, от кого этого не ожидают, центром Своего нового дея­ния.

Все знали о Иеффае, но никто из тех, кто был «значим», не призывал его до определённого дня. Но, будучи в совершенном отчаянии, дети Израиля обратились к отбросам общества за помощью. Они сделали это, когда аммонитяне пошли войной на Израиль (Суд. 11:4-5). Они даже сделали Иеффая своим военачальником. Он оказался в стратеги­чески выгодном положении и весь Израиль на коленях умолял его. Первой задачей Иеффая было простить мир и избавиться от ощуще­ния отверженности. Как бы там ни было, но теперь главной линией было лидерство и командование Иеффая. Внезапно от него стало зависеть будущее.

Но чем была вера Иеффая? Она была прекрасным пониманием Бо­жьих целей в истории. Иеффай может и был изгнан из Израиля, но он знал его историю. Он выполнил своё домашнее задание. Никогда не недооценивайте это — Бог использует знание. Сказано, что Стефан го­ворил с такой властью, что «не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил» (Деян. 6:10). «Господа Бога святите в сердцах ваших . будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчёта в ва­шем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 -е Пет. 3:15). Своим знанием Божьих целей в истории Иеффай заставил своих вра­гов постыдиться. А случилось следующее. Царь аммонитский затеял с Израилем спор по поводу события, которое произошло триста лет на­зад. Он обвинил Израиль в том, что тот взял землю его. Были ли у царя аммонитского для этого основания? Совсем не было, как утверждал Иеффай. Событие за событием, Иеффай проследил все шаги Израиля, начиная с его выхода из Египта. Когда Израиль атаковали, Бог дал ему силу для защиты. Более того, именно Господь Бог выселил аморритов, а кто захочет воевать против Бога? Более того, Иеффай продолжал: «У вас, у аммонитов есть бог . что он дал вам? И не только это . царь моа- витский не боролся против Израиля. Не лучше ли и вам? И последнее, — продожал Иеффай, — Израиль уже триста лет живёт здесь . почему вы вдруг забеспокоились о том, на что ваши предки не обращали вни­мание?» Иеффай пришёл к такому заключению: «Пусть всё решает Бог» (см. Суд. 11:27).

Представленная информация была полезной?
ДА
58.65%
НЕТ
41.35%
Проголосовало: 989

Это была вера Иеффая, он владел истиной.

На этом мне бы хотелось закончить историю Иеффая. Но я не могу. Я обращаюсь к тому ужасному позорному пятну, которое лежало на Иеффае — о котором все помнили, что было, несомненно, самым стран­ным и глупым во всей истории, вплоть до Уотергейтской. Иеффай был сильным человеком и великим мыслителем. Гений человека — это, обыч­но, его падение. В каждом человеке есть тёмные пятна. Кальвин гово­рил: «В каждом святом всегда можно найти что-то, достойное порица­ния». Иеффай поклялся. Глупая и ненужная клятва, что если Господь действительно поразит врага, он принесёт Ему человеческую жертву. Кто будет этой жертвой? Первый, кого он встретит в своём доме (Суд. 11:31).

Бог дал Иеффаю победу. Но не из-за клятвы. Победа была утвержде­на блестящим доводом самого Иеффая. Но Иеффай стал сомневаться в своём собственном слове. Он почувствовал необходимость поклясть­ся. Клятва — это естественный путь выпрашивания у Бога его славы. Клятвы творят совсем не то, что ожидают от них люди. Клятва — не от Духа, они приносятся потому, что дав её мы начинаем себя лучше чув­ствовать. Лучше использовать наши чувства для свидетельства Духа. Мы проектируем это хорошее самочувствие на глубины Божьего серд­ца и объявляем это Его волей, в то время как это почти всегда ничего не значит и наше собственное неверие одевается в одежды самодоволь­ства. Самый прозрачный намёк на человеческие клятвы всех времён и на Божью волю — это случай с Иеффаем. Во-первых, когда мысль о клятве пришла ему в голову, Бог упрекнул его в неверии, предоставив ему возможность принести такую глупую клятву. Во-вторых, печать Божьего неодобрения лежит на том, что Он позволил дочери Иеффая быть первым человеком, вышедшим из дверей его дома. Величайшей глупостью со стороны Иеффая было то, что несмотря ни на что, он сдер­жал клятву.

Кто-то может возразить, что, как гласит Закон, нужно держать дан­ную клятву (Втор. 23:21). Я отвечу: «Закон не по вере» (Гал. 3:12). Иеф­фай проявил себя, как человек веры, когда спорил с царём. Он проявил себя глупым законником, когда пришло время доверять Тому Самому Богу, Которого он превозносил. Законническое мышление приводит людей к ненормальным вещам. Поразительно, как человек, разумный в одной сфере христианской жизни, полностью слеп в другой! Прими­те совет в отношении клятв (он не касается клятвы при вступлении в брак и клятвы быть христианином): не клянитесь. А если и поклялись, забудьте свою клятву. Как говорит Божье слово — не клянитесь, вместо этого соблюдайте Его слово. Вы связаны Его словом ещё до того, как принимаете клятву. Клянясь делать то, что Библия уже открыла, вы становитесь своего рода посредником, а если вы клянётесь сделать что- то такое, что не достаточно ясно открыто, вы самодовольно отодвигае­те на второй план Божью праведность (вот почему клятвы приводят к большим осложнениям).

 

Самсон

В отличие от Иеффая, Самсон не только был рождён в уважаемой семье, но также и его родители были благодетельными людьми. Наш писатель не хочет, чтобы мы считали, будто свет Божьей славы осве­щает только тех, кого мы не ожидаем. Господь сказал матери Самсона: «Ибо вот, ты зачнёшь и родишь сына, и бритва не коснётся головы его, потому что от самого чрева младенец сей будет назорей Божий . и он начнёт спасать Израиля от руки Филистимлян» (Суд. 13:5). Это не было клятвой матери Самсона. Это было ей прямым указанием Бога. Не нам решать, почему Бог это сделал. Мы только знаем, что Он сде­лал это. Это было испытанием веры родителей Самсона. Но также это испытание веры самого Самсона.

Не знавшие бритвы волосы Самсона были осязаемым секретом его силы. Его вера питалась от силы его секрета. Эта сила не была интел­лектуальной, как у Иеффая, она была полностью физической. Однаж­ды на Самсона напал молодой лев. «И сошёл на него Дух Господень, и он растерзал льва как козлёнка . а в руке у него ничего не было» (Суд. 14:6). В другой раз, стремясь к мщению, «пошёл Самсон и поймал три­ста лисиц, и взял факелы, и связал хвост с хвостом, и привязал по фа­келу между двумя хвостами . и зажёг факелы, и пустил их на жатву Филистимскую, и выжег и копны, и нежатый хлеб, и виноградные сады и масличные» (Суд. 15:4-5). Это событие «сделало» Самсона в глазах Израиля. Он позволил своим людям связать себя и доставить в руки филистимлян. «И сошёл на него Дух Господень, и верёвки, бывшие на руках его, сделались как перегоревший лён, и упали узы его с рук его. Нашёл он свежую ослиную челюсть, и, протянув руку свою, взял её, и убил ею тысячу человек» (Суд. 15:14-15). Таким образом, Самсона сде­лали одним из судей Израиля, и судил он двадцать лет.

Мы можем пожелать закончить на этом наш рассказ. Но мы не мо­жем. Мы уже отмечали, что человеческий гений — это, обычно, его па­дение. Иеффай был и разумным, и таким глупым. Самсон был мужчи­ной из мужчин — зрелый, мужественный, красивый. Но у него была ужасная слабость: женщины. Припомним, что у Барака была другая слабость. И у Самсона, и у Барака было нездоровое отношение к жен­щинам. Варак был привязан к Деборе, как к матери (что-то вроде это­го) . Самсон относился к женщинам, как к вещам. И всё же примеры Самсона и Барака говорят о том, что Бог может использовать всяких людей. Степень мужской сексуальности, с точки зрения её полезности, не относится к делу. Но тот, чья степень сексуальности высока, намно­го более уязвим и потенциально опасен. Последние иногда имеют тен­денцию обращаться с противоположным полом как с вещью, как с пред­метом.

Самсон относился к Далиле, как к вещи. Если бы он любил её здоро­вой любовью, он бы, прежде всего, женился на ней. Во-вторых, он мог бы завоевать её уважение и доверие. Но Самсон и не женился на Дали­ле, и не добился её уважения. И она знала, почему. Она в свою очередь считала, что ничем ему не обязана. А, следовательно, может высоко оценить себя. Самая высокая предложенная цена: тысяча сто сиклей серебра. От неё требуется: найти секрет силы Самсона.

Нужно отдать должное этому израильскому судье: он всё время ус­пешно противостоял давлению со стороны Далилы. Она трижды вра­ла ему, пытаясь найти секрет его великой силы. У Далилы было два оружия: её тело и приставание. Оба эти оружия она использовала до крайней степени. «И как она словами своими тяготила его всякий день и мучила его, то душе его тяжело стало до смерти» (Суд. 16:16). За этим последовало то, что можно выразить самыми грустными словами из Писания: «И он открыл ей всё сердце своё» (Суд. 16:17). Теперь пред­ставьте себе эту печальную-печальную сцену. Суровый Самсон, в зе­ните своей карьеры, но теперь уже павший израильский лидер, жалко лежит на коленях Далилы — он быстро заснул. Момент, которого она ждала, наступил. Кончиками пальцев она держит ножницы и начинает обрезать ему волосы.

Когда Самсон проснулся, он не почувствовал никакой разницы. Он понимал, что она сделала, но чувствовал себя хорошо. «Пойду, как и прежде, и освобожусь». Он чувствовал себя так, как любой человек, отпавший от веры — никакой разницы. Многие отступники поначалу отказываются признать свой грех на основании того, что ничего не чув­ствуют. Отступник всегда идёт своими путями (Прит. 14:14). Самсон ничего не чувствовал. «А не знал, что Господь отступил от него» (Суд. 16:20).

Но достаточно скоро он это обнаружил, «…наказание за грех ваш, которое постигнет вас» (Чис. 32:23). Филистимляне взяли его. Он был слаб, как котёнок. Он не мог делать то, что всегда делал раньше. Фили­стимляне жестоко выкололи ему глаза, сковали его и посадили в тюрь­му. Когда-то сильный, теперь бесполезный, слабый Самсон был беспо­мощен и был заключён в тюрьму. Ему ничего не оставалось, как только думать. Размышления над единственной ошибкой могут оказаться са­мой жестокой пыткой. Должно быть, он тысячу раз спрашивал себя: «Как такой человек, как я, мог попасть в такую неприятность, как эта?» Позором было то, что он стал разочарованием для своих родителей, друзей, соотечественников — и для Бога, который призвал его.

«О, ещё один шанс!», — так, я полагаю, взывала теперь в нём его нич­тожная плоть. Но как можно было снова использовать этого жалкого человека?

Но нет ничего невозможного для Бога. Волосы Самсона стали отрас­тать. Однажды три тысячи филистимлян решили устроить вечер. Они ели и выпивали. Затем, когда им стало нечего делать, они решили по­слать за Самсоном, чтобы посмеяться над ним. Так случилось, что они поставили его между двух огромных колонн. Самсон шёпотом сказал тому, кто водил его: «…подведи меня, чтобы ощупать мне столбы…и прислониться к ним» (Суд. 16:26). Пока три тысячи филистимлян сме­ялись, Самсон молился: «О, ещё один шанс!» Он ухватился за два сред­них столба. Он почувствовал прилив сил. Это была сила, которую он однажды познал и которая, он боялся, никогда к нему не вернётся. За­качался фундамент. «Позволь мне умереть с филистимлянами», — зак­ричал он. Колонны сдвинулись с места, стали падать огромные камни. Самсон был раздавлен, а вместе с ними три тысячи филистимлян.

Его смерть была его самым прекрасным моментом. «И было умер­ших, которых умертвил Самсон при смерти своей, более, нежели, сколь­ко умертвил он в жизни своей» (Суд. 16:30). В одно мгновение он был одновременно восстановлен и использован. «То хорошо, что хорошо кончается». Самсону, чья слава обратилась в стыд, был дан Всевыш­ним Богом уход, и он ушёл в свете возрождённой славы.

 

XXIX.

Давид и Самуил

Евреям 11:32

И что ещё скажу? Недостанет мне времени, чтобы повество­вать…о Давиде, Самуиле…

Во время изучения истории стойких приверженцев веры в поел. Евр. 11 у нас не раз появлялся повод упомянуть о предмете величия — или, скорей, о недостатке величия, который наметился в современном мире. Способ жизни и образ мышления совсем немногих создают впечатле­ние величия. В области ли политики или религии, но боюсь, что это правда.

В процессе изучения мы получаем преимущество исследования ве­личия в определённых пределах. Надеюсь, что изучение этой главы даст читателю некоторое представление о том, что такое величие. Продол­жаем работать с поел. Евр. 11:32. Этот стих начинает заключительную часть главы «о вере». Гедеон и Варак были слабыми людьми. Самсон и Иеффай были сильными. Давид и Самуил были великими.

Напрашивается вопрос: «Что такой маленький человек?» За отве­том не нужно далеко ходить. У него искажённое честолюбие, он дума­ет только о себе, своей карьере и особенно о своём имени. Он стремит­ся не к соблюдению принципа (если он, разумеется, не совпадает с тем, который помогает продвигаться лично ему), а к достижению престиж­ного и пользующегося властью положения. Такой человек редко вос­принимает себя объективно. Если он вынужден увидеть себя таким, каким он есть на самом деле, он пожимает плечами и говорит: «А разве остальные не такие же?» Он склонен приписывать себе больше, чем он может, и почти всегда является олицетворением принципа Петра — под­нимается на уровень своей некомпетентности. Он убедил себя в том, что истинного величия не существует. Так он оправдывает свою нео­граниченную жадность.

В поел. Евр. 11 нет ни одного маленького человека. Вера не может породить ничтожество. Вера даёт реальное представление о себе. Вера даёт человеку правильное восприятие себя, и он не приписывает себе больше, чем Бог милостиво дал ему «… Желаю лучше быть у порога дома Божьего, нежели жить в шатрах нечестия» (Пс. 83:11).

Истинное величие имеет место, когда совпадают три составные час­ти — гений, чистота, кризис. Отсутствие одной из составных, вероятно, удаляет возможность величия. Например, в одном человеке может быть и гений, и чистота, но если не будет кризиса, величие не проявится. Мне могут возразить, что такой человек всё равно великий. Отвечу так: «До тех пор, пока кризис не докажет это, гений и чистота остаются толь­ко предположением». Должен ли присутствовать элемент гения? Гово­ря о величии, я имею ввиду не просто великодушие. Я обращаюсь так­же к качеству ума, который был дан кому-то Богом.

Самуил и Давид были стратегическими личностями в переходный период Израиля от эры судей к периоду царей. Самуил был величай­шей личностью после Моисея. Он отмечает конец одной эры и начало другой. Он был последним из судей и первым из нового поколения пророков. Давид был величайшим царем Израиля, он более чем все остальные олицетворял Мессию. Общим для этих двоих людей было величие, потому что каждый из них был побуждаем отрешённостью от земных оправдания и славы.

 

Самуил

Самуил отказывался поддаваться израильскому синдрому высоко-поставленности. Люди сказали: «…пусть царь будет над нами» (1 -я Цар. 8:19). Они хотели царя, чтобы быть такими, как другие народы. Но сво­им требованием царя они бросили вызов единственному желанию Бога, чтобы Израилю «быть особым народом для Него, пред всеми народа­ми на лице земли» Желание иметь царя показывает, как дети Израиля выродились духовно. Нет более ясного признака отказа от веры, чем желание быть таким же, как мир. Потому что, будучи похожим на мир, человек теряет тождественность с Христом.

Это популярная тенденция не захватила Самуила и он выступал про­тив неё, предупреждая людей. Он говорил им, что, не говоря уже о ду­ховной стороне дела, даже с прагматической точки зрения царь на тро­не — это плохой шаг. Потому что экономически это не будет выгодно, появится целый ряд проблем, которые станут препятствовать счастли­вой жизни, которая уже наступила. «И восстенаете тогда от царя ваше­го, которого вы избрали себе . и не будет Господь отвечать вам тогда» (1-я Цар. 8:18). Но народ был непреклонен. «Но народ не согласился послушаться голоса Самуила и сказал: нет, пусть царь будет над нами» (1-я Цар. 8:19). Наступил первый великий кризис Самуила.

Когда лидерство Самуила было отвергнуто, он не принял это близко к сердцу. Это одно из испытаний величия. Маленькие люди всегда при­нимают отвержение близко к сердцу. Самуил знал, что следовал Божь­ей воли вплоть до сегодняшнего дня. Он, следовательно, знал, что по­ступок народа был следствием непослушания Богу. Если бы отказ от его советов затронул бы лично его, он бы сказал: «Вы, люди, не оцени­ли меня. Я отказываюсь от своего положения». Самуил понимал, что сейчас они нуждаются в нём как никогда, даже если сами не осознают этого. Самуил знал, что Самому Богу нужно, чтобы он был там, где находится. Самуилу ничего не стоило сказать: «Я не нужен этим упря­мым людям. Пусть они получат то, что заслуживают». Многие способ­ные люди не стали великими только потому, что не смогли вынести отвержения. В этот решающий момент истории Израиля Самуил, хотя совет его и не был принят во внимание, действовал со всей ответствен­ностью перед Богом и людьми, и это было его величайшим испытани­ем и триумфом.

Каким было следующее действие Самуила? Он приложил немало усилий, чтобы найти Израилю царя. Самуил был первым человеком, определяющим выбор царя. Почему Самуил помогал им делать то, что сам советовал не делать? Потому что Бог сказал ему так поступить. Этого было достаточно. В этом заключалась чистота Самуила — угож­дать Богу. Маленький человек никогда не смог бы сделать то, что сде­лал Самуил. Один из симптомов ничтожности — непреклонность. Са­муил, однако, делал это не для них. Он делал это для Бога. И он не говорил им: «Я делаю это не для вас, а для Бога». Он был слишком велик, чтобы так поступить. Он стал искать царя так, как будто эта идея принадлежала ему самому. В конце концов, теперь это была воля Бога. «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса их и поставь им царя» (1-я Цар. 8:22).

Своим величием Самуил обязан также тому, что он никогда не забы­вал о способе, каким был призван. Это началось, когда он сказал Богу: «Говори, Господи, ибо слышит раб твой» (1-я Цар. 3:9). С тех пор Са­муил был верен голосу Бога. Множество хороших и потенциально ве­ликих людей сбились с пути, потому что в какой-то точке своего ше­ствия они отказались от скромности следования за Божьим голосом, с которого они начали свою карьеру. Самуил никогда так не делал.

Тот факт, что Самуил нашёл Саула, был следствием тщательного поиска. Но Саул пошёл неправильным путём. «И дал тебе царя во гне­ве Моём и отнял в негодовании Моём» (Ос. 13:11). Саул — заметное упущение в поел, к Евр. 11:32. Наш писатель переходит от Самуила к Давиду.

Трудно узнать точно, что такое особенное мог сказать наш писатель о Самуиле. Он вполне мог говорить о том способе, с помощью которого Самуил нашёл Давида. Бог сказал Самуилу, что Он хочет «мужа по сердцу Своему» (1-я Цар. 13:14). Когда Самуил пришёл к Иессею, что­бы найти преемника Саулу, Господь сказал: «Не смотри на вид его и на высоту роста его . Я отринул его . я смотрю не так, как смотрит человек . ибо человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце» (1-я Цар.16:7). К всеобщему удивлению Самуил выбрал Давида. «…И ска­зал Господь: встань, помажь его, ибо это он» (1-я Цар. 16:12). Самуил отказался от возможности быть оправданным существующим мнени­ем, — в этом тоже его величие. Вера по своей природе ищет только Бо­жьего оправдания. Возможно, Самуилу было трудно пойти навстречу требованию Израиля о царе. Он так сделал потому, что Бог сказал ему это сделать. Вероятно, Самуилу было трудно отвергнуть сыновей Иес­сея, потому что они на вид казались более умелыми, но он выбрал Да­вида, потому что так ему сказал Бог. Это было образцом жизни Самуи­ла. Это — то, что сделало его истинно великим.

 

 

Давид

Крайне сложно предугадать, что особенного наш писатель мог ска­зать о Давиде. Жизнь Давида была такой обширной, что можно приве­сти в пример тридцать или сорок событий из его жизни, которые могут быть объяснимы только с точки зрения веры. Какое из них выбрал бы наш писатель?

Если мы удивлялись тому, что Самсон был включён в список людей веры, мы можем быть точно так же удивлены, что имя Давида будет упомянуто в связи с самым печальным часом его жизни. И, тем не ме­нее, это как раз то, что наш писатель мог иметь ввиду. Потому что ему нравится показывать триумф веры над человеческой слабостью. Да­вид был истинно великим человеком, но он познал падение такое тра­гическое, что никакой человеческий расчёт не мог предвидеть, что он когда-нибудь снова может стать полезным Богу. Но тот факт, что ребё­нок Вирсавии стал одного роду с Мессией, доказывает Божью благо­дать.

У нас уже был повод обратиться к генеалогии от Матфея (упомина­ние о Рахав, Матф.1:5). Тема непрерывности Авраамова семени явля­ется весьма выдающейся в главе «о вере», и поэтому тема генеалогии более всего уместна. Что касается генеалогии от Матфея, то в ней, кро­ме названных имён, составляющих прямое родство с семенем Мессии, как правило, нет никаких деталей. Но в Ев. от Матф.1:6 мы читаем: «Иессей родил Давида царя . Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею». Почему Матфей удосужился представить это уточнение? По­лагаю, что это свидетельствует о том же способе мышления, что про­явил в поел, к Евр.11 наш писатель.

Первый значительный вопрос: «Как мог человек, избранный по сер­дцу Бога, так низко пасть?» Давид, достигший расцвета лет и вершины карьеры, поддался искушению, а затем и греху. Дело было вот в чём. В то время, когда Иоав и его слуги жестоко сражались, Давид оставался в тылу, в Иерусалиме. Однажды под вечер, после дневного отдыха, Да­вид прогуливался на крыше своего дворца. Неподалёку он заметил ку­пающуюся прекрасную женщину. Вместо того чтобы воспротивиться побуждению, он послал слуг, чтобы они узнали, кто эта женщина. Те вернулись с известием: «Её зовут Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии, воюющего солдата». Последнее сообщение должно было остановить Давида. Но нет. Он послал за ней, и она пришла, и он спал с ней. Мы не знаем, было это только один раз или длилось некоторое время. Но мы точно знаем, что возникла проблема. Вирсавия забеременела и ждала ребёнка.

Давид принял решение, на его взгляд весьма изобретательное. Он послал за Урией и позволил ему провести уикенд со своей женой. Срок беременности Вирсавии был очень малым и Урия никогда бы не засом­невался, что это его ребёнок. Но всё пошло не так, как было задумано. Давид и предположить не мог, что у Урии был комплекс вины. Он не мог предаться развлечениям со своей женой, в то время как его друзья- солдаты сражались. Узнав об этом, Давид понял, что у него большие неприятности. Дела пошли ещё хуже. Теперь Давид принимает самое малодушное и непродуманное решение: он отправил Урию на передо­вую, где тот, скорей всего, будет убит. Так и случилось. Это принесло Давиду временное облегчение, пока не пришёл человек по имени На­фан и не заставил его признать свой грех (2-я Цар. 12:1-13). Первой реакцией Давида было стремление оправдаться, но когда его грех был воистину обличён, он признал его. Если кто-то захочет узнать, каким образом человек, избранный по сердцу Бога, согрешив, начинает осозна­вать свой грех, ему следует прочесть Пс. 50: «Тебе, Тебе единому согре­шил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что ты праведен в при­говоре Твоём и чист в суде Твоём» (Пс. 50:6). Этот псалом — подтверж­дение Божьей справедливости, Божьей праведности, Божьего оправ­дания. Давид продолжал: «Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святого не отними от меня» (Пс. 50:13). Он не сказал: «Не за­бирай у меня моё царство». В основе печали Давида лежало осознание того, что он предал Бога. Грех Давида показал, где на самом деле было его сердце. Он не оправдывал себя и не обвинял Бога. Он обвинял себя и оправдывал Бога.

Таким образом, секретом величия Давида были прямые отношения между его сердцем и сердцем Бога. Давид согрешил ещё раз, когда ис­числял народ. Ему на выбор было предложено три наказания. Он отве­тил так: «Тяжело мне очень . но пусть впаду я в руки Господа, ибо вели­ко милосердие Его . только бы в руки человеческие не впасть мне» (2-я Цар. 24:14). Им правили его отношения с Богом. Давид был движим не своим царством и славой, но, скорей, фактом Царства Мессии. Он ви­дел впереди Царство Мессии. Давид хотел построить Храм. Когда ему было сказано, что он не сможет этого сделать, он согласился. Он ни­когда не видел своей окончательной целью собственное царство. Он смотрел дальше. Так же, как и Самуил, он не чувствовал необходимос­ти в земном оправдании. Он наслаждался небесной славой Бога. Да­вид был самым великим Царём Израиля, потому что он, более чем дру­гие, находил наслаждение в Божьих путях и Его славе. Чем больше люди взирают на Бога, тем полезней они на земле. Какой контраст с сегодняшним днём, когда люди взирают на мировых лидеров!

Так же, как величие Самуила восходит к его призванию, так и вели­чие Давида восходит к тому времени, когда он ещё не был царём Изра­иля. В то время, когда весь Израиль был напуган, Давид, который тай­но был помазан на царство, стал неожиданным героем. Израиль был в ужасе из-за великана Голиафа, рост которого составлял девять футов шесть дюймов (два метра девяносто сантиметров). Голиаф постоянно кричал к войскам израильским через долину, поносил Бога Израиля. Он вызвал на состязание одного израильтянина, но, конечно же, никто бы на это не согласился. Когда Давид услышал об этом, он был напуган тем, что так мало веры было у солдат. Давид видел в Голиафе просто необрезанного филистимлянина. Если никто не примет вызов Голиа­фа, тогда его примет Давид. Он мог бы думать так: «Я должен стать неуязвимым. В конце концов, я будущий царь Израиля. Если Голиаф ранит или убьёт меня, у меня не будет шанса стать царём». Но подоб­ные мысли никогда не приходили ему в голову. Он кричал Голиафу: «Ты идёшь против меня с мечом, и копьём, и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которых ты поносил» (1-я Цар. 17:45). Одним ровным камнем Давид невольно убил Голиафа, затем взял меч Голиафа и отрубил последнему голову. Давид не испугался Голиафа и не испытывал необходимости защищать себя.

В Давиде был тот Дух, который не только привёл его к трону, но и к величию, которым он известен. Истинное величие состоит не из любви к жизни. У Давида не было необходимости оправдывать себя. Это было секретом его величия, это была его вера. Он был настолько уверен в силе и воле Бога, что выпустил из виду самого себя.

Пока люди будут наполнены сами собой, величие будет продолжать обходить конец двадцатого столетия десятой дорогой. Вера — это бла­годать, лишающая наполненности собой. Вера была у Самуила. У Да­вида. А у нас?

 

 

XXX.

Пророки и другие

Евреям 11:32-38

И что ещё скажу? Недостанет мне времени, чтобы повество­вать о Гедеоне, о Бараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках, которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих . жёны получали умерших своих воскресшими . иные же замучены были, не приняв освобож­дения, дабы получить лучшее воскресение . другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления . те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.

Несмотря на то, что нельзя быть уверенным в том, что именно сказал бы наш писатель о людях, упоминаемых им в поел, к Евр. 11:32-38, нуж­но признать, что определение значения слова «пророки» требует зна­чительных размышлений. Имел ли он ввиду таких людей, как Иере­мия и Исаия? Говорит ли он о всех тех людях, именами которых назва­ны книги Ветхого Завета? Относится ли поел, к Евр. 11:32-38 только к тому, что делали «пророки»?

Кто такие «пророки»? Вероятно, Илия и Елисей — именно те, кого мы называем «пророками». Поскольку примеры Барака, Гедеона, Сам­сона и Иеффая описаны в книге Судей, история Самуила — в 1-й кн. Цар., а Давида — в 1-й и 2-й кн. Цар., то вполне возможно, что наш ав­тор просто продвигается вперёд по Пророческим книгам и переходит к Илие в 3-й кн. Цар. и к Елисею в 4-й кн. Цар. Ссылка в послании к Евр. 11:35 на женщин, которые «получали умерших своих воскресшими» ясно относится к Илие и Елисею (см. 3-я Цар. 17:22 и 4-я Цар. 4:35). А ссылка на «угашение силы огня» в поел, к Евр. 11:34 могла появиться для описания истории Седраха, Мисаха и Авденаго, которые были в печи, раскалённой огнём (Дан. 3:25), но на самом деле не являлись про­роками. Но Даниил, который «заграждал уста львов», действительно был пророком. «Поминание о «перепиливании» (к Евр. 11:37) может относиться к событию в период Maccadee *

* Член еврейской семьи, который возглавил мятеж (168-142 гг. до н. э.) против про- греческой политики Антиоха IV. Его сторонники объявили себя правителями Палес­тины (142-63 гг. до н. э.).

Что же тогда означает слово «пророк». Самуил часто считался пер­вым пророком царя. Но Моисей был пророком. И Енох тоже. Даже Авель был пророком (Лук. 11:50-51). Иоанн сказал, что «свидетель­ство Иисусово есть Дух пророчества» (Отк. 19:10). Как пишет Иоиль «будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши» (Иоиль 2:28). Если наш писатель говорит о «пророках» в очень узком смысле, он, предпо­ложительно, имеет в виду людей таких, как Илия и Елисей, и скорей всего тех, чьими именами названы книги Ветхого Завета. Но если при­дать более широкое значение слову «пророки», оно станет означать всех христиан — разумеется тех, кто имеет прямые и жизненные отношения с Богом. Наш писатель хотел ободрить всех, читающих это послание, а не только «духовенство». Священники времён Ветхого Завета так или иначе были «духовенством». Пророкам не доставало мандатов, кото­рые обеспечивали бы их правом быть выслушанными.

Однако нам нет необходимости волноваться, если значение, которое вложил наш писатель в слово «пророки» необъяснимо. Ещё меньше мы должны сомневаться в том, что каждый из нас включён в возмож­ности веры, описанной в поел, к Евр.11. Потому что, в конце концов, он вводит слово, обозначающее всех нас — «другие». Особо упоминается это слово в стихах 35-м и 36-м. Другие. Благодарю Бога за эту ссылку на других. Сюда, безусловно, включены и мы с вами. И все наши дру­зья христиане. Если бы я думал, что возможности веры, описанной в поел, к Евр. И в общем и в стихах с 33 по 38 в частности ограничива­лись бы определённым поколением или теми людьми, которые были здесь описаны, то читать эту великую «главу веры» означало бы не обо­дряться, а падать духом. Но что меня заставляет читать её снова и сно­ва — это возможность для меня делать то же самое. Потому что я служу

Тому же Самому Богу. «Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же» (Евр.13:8).

В этой заключительной главе мы будем пользоваться следующим методом: не станем пытаться выяснять, кого именно имел ввиду наш писатель в поел, к Евр. 11:35-38, а постараемся понять, какие принци­пы действуют в этих стихах, принципы, которые мы можем применить в нашей жизни.

 


Поделиться статьей
Автор статьи
Анастасия
Анастасия
Задать вопрос
Эксперт
Представленная информация была полезной?
ДА
58.65%
НЕТ
41.35%
Проголосовало: 989

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram

ОБРАЗЦЫ ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА ЧГК

Поделиться статьей

Поделиться статьей(Выдержка из Чемпионата Днепропетровской области по «Что? Где? Когда?» среди юношей (09.11.2008) Редакторы: Оксана Балазанова, Александр Чижов) [Указания ведущим:


Поделиться статьей

ЛИТЕЙНЫЕ ДЕФЕКТЫ

Поделиться статьей

Поделиться статьейЛитейные дефекты — понятие относительное. Строго говоря, де­фект отливки следует рассматривать лишь как отступление от заданных требований. Например, одни


Поделиться статьей

Введение. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси

Поделиться статьей

Поделиться статьей1. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Специфика периода феодальной раздробленности –


Поделиться статьей

Нравственные проблемы современной биологии

Поделиться статьей

Поделиться статьейЭтические проблемы современной науки являются чрезвычайно актуальными и значимыми. В связи с экспоненциальным ростом той силы, которая попадает в


Поделиться статьей

Семейство Первоцветные — Primulaceae

Поделиться статьей

Поделиться статьейВключает 30 родов, около 1000 видов. Распространение: горные и умеренные области Северного полушария . многие виды произрастают в горах


Поделиться статьей

Вопрос 1. Понятие цены, функции и виды. Порядок ценообразования

Поделиться статьей

Поделиться статьейЦенообразование является важнейшим рычагом экономического управления. Цена как экономическая категория отражает общественно необходимые затраты на производство и реализацию туристского


Поделиться статьей

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram
Заявка
на расчет