X-PDF

Глава 3. Вооруженные силы Франции во II — ой пол. XV в.

Поделиться статьей

Организация армии

 

Вооруженные силы французского государства в 15 веке были представлены следующими родами войск: кавалерия, включавшая в себя тяжеловооруженных рыцарей а также иные подразделения . пехота, состоявшая из пеших рыцарей, вольных лучников, арбалетчиков, пикинеров а также городских ополчений . артиллерия, выделившаяся в отдельные подразделения в конце Столетней войны . отряды разведки, а также др. вспомогательные отряды выполнявшие различные функции связанные с транспортировкой, организацией оборонительных сооружений, форсированием рек. Такой порядок был характерен практически для любого государства средневековой Европы на протяжении 14 века. Но 15 век внес серьезные изменения, оставившие свой след в развитии военного искусства. Об этих изменениях речь и пойдет ниже.

Организация войска была наиважнейшей задачей для любого правителя средневековья. Именно войска зачастую выступали своеобразным гарантом стабильности и правопорядка в стране, но также зачастую приводили к различным кризисным ситуациям и даже к крупным конфликтам. Для Франции 15 века процесс пополнения армии существенно изменился по сравнению с предшествующим периодом, хотя многие черты сохранились. В частности, по прежнему основу войска составляли тяжеловооруженные рыцари, которые на ленной системе были подчинены королю и обязаны были выступить в поход «конно, людно и оружно» по первому приказу своего сюзерена. В частности де Коммин упоминает, что во время войны общественного блага: «…граф Сен – Поль поставил большое число рыцарей и оруженосцев из Артуа, Эно и Фландрии» (Memoires I, 2). По прежнему значительная часть войска состояла из пехоты набиравшейся также специальным указом короля в различных областях страны. Так во время той же войны количество пехотинцев в армии герцога Бургундского насчитывало около 8 – 9 тыс. человек, против 1,5 тыс. кавалеристов (Memoires I, 2). При этом совершенно очевидным является то, что основной упор делался именно на конные отряды, которые могли достаточно быстро маневрировать в условиях битвы. В качестве примера можно привести сражение у деревни Лонжюмо, которое было бы, бесспорно, проиграно Карлом Смелым, если бы не своевременная поддержка кавалерии графа Сен – Поля. Как отмечает де Коммин, за время правления Людовика XI французская армия выросла в несколько раз и что особенно примечательно возросло количество кавалерии: «Карл VII содержал всего 1700 кавалеристов … а в час кончины короля Людовика, кавалеристов было около четырех или пяти тысяч» (Memoires VI, 6).

Но уже со второй половины 15 века начался процесс возрастания удельного веса пеших подразделений, что в конце вылилось в доминирование в армии отрядов городского ополчения. Примерно в это же время одной из главных ударных сил становится наемничество, которое привело к переосмыслению стратегии ведения войны. Главной же чертой рассматриваемого периода можно назвать стремление власти к централизации системы управления армии, ее упорядоченью, а также полному подчинению. В этом смысле ключевым становится 1439 год, когда штаты вотировали прямой налог, предоставив Карлу VII право взимать его в течение неограниченного времени. Здесь следует отметить непонимание которое исходило от значительной части общества. И дело тут не только в идейно – политической борьбе с централизаторской политикой монарха. Главной причиной этому, как мне кажется, послужило то, что к середине 15 века французы еще не осмысли себя единой нацией до конца, а следовательно интересы отдельных ее частей были превыше общегосударственных. Именно это и стало причиной яростных нападок на постоянное налогообложение и регулярную армию как предлог для повышения тальи[34]. Однако никакие внутренние противоречия уже не могли остановить процесс складывания сильной власти. И роль вооруженных сил в этом процессе была одной из первейших. Как отмечает Е.А.Разин: «уже в начале XIV века короли стремились создать свое собственное войско и освободиться от феодальных дружин»[35] Но обо всем по — порядку.

Начать, я полагаю, следует с тактической организации армии. Набор войска, как правило, поручался либо специальному королевскому чиновнику, либо одному из преданных королю вассалов, также король мог включить в состав своей армии соответствующим указом отряды союзных герцогов. Де Коммин во 2ой главе своих «Мемуаров» отмечает, что готовясь к войне с королем граф Шароле «…поручил попечение об армии» двум молодым рыцарям: сеньорам Обурдену и де Конте. При этом отмечается особая храбрость собранного контингента: «…многие отличавшиеся доблестью и храбростью рыцари…все почти погибли в войнах за своих сеньоров» (Memoires I, 2). Большую роль также играли войска дружественных правителей. Так при осаде Парижа войсками Карла Смелого, Людовик XI получил 500 кавалеристов и 3 тыс. пехотинцев от своего союзника – миланского герцога Франческо (Memoires I, 7). При наборе армии издавался специальный королевский приказ в соответствии с которым и происходила вербовка. Так, де Коммин упоминает, что для войны в Пикардии в 1478 году, король приказал собрать 1100 – 1200 кавалеристов (Memoires VI, 5). Конечно же предпочтение отдавалось той части войска, которая подчинялась непосредственно королю и служила своеобразным гарантом его безопасности. По окончании набора устраивался общий смотр, результатом которого становилось решение относительно качества собранных подразделений и возможности их участия в военных действиях. На самом деле важность этого мероприятия была велика. Дело в том, что любой правитель намеревавшийся вести военные действия был деятельно заинтересован в состоянии имеющихся у него отрядов, на содержание которых шли огромные средства и их боеспособность должна была отвечать определенным стандартам. Поэтому уже на стадии смотра зачастую происходила чистка собранных подразделений. Так, готовясь к кампании 1465 года из 9 тыс. собравшихся лучников Карл Смелый был вынужден оставить только «…только самых лучших, и отправка остальных по домам причинила больше забот, чем их сбор» (Memoires I, 2). Также начиная с конца XV в. возникает обычай объявлять в каждой армии после ее сбора нечто вроде общего указа с перечислением правил дисциплины.

Традиционно основные силы делились на две части: авангард, арьергард. Как правило в авнгарде собирались наиболее хорошо экипированные воины, преимущественно тяжелые кавалеристы и конные арбалетчики, а также швейцарцы (Memoires VIII, 8). Тактически, во время боя именно на плечи авангарда ложилась тяжелейшая часть сражения, что приводило к значительным численным потерям. Во время битвы при Форново авангард французов насчитывал 350 кавалеристов, 3 тысячи швейцарцев, 300 лучников и 200 конных арбалетчиков. Как отмечает де Коммин «…на него уповало все войско» (Memoires VIII, 11). И если дело обстояло совсем плохо, то в битву вступал арьергард. Причем, перед этим, как правило, руководители отрядов предпочитали временно отступить, чтобы собрать воедино все части. Решающую же роль при выборе тактики играли условия местности а также размер сил противника. Так к примеру в битве при Монлери в 1465 году бургундская армия атаковала армию короля, которая находилась бесспорно в более выгодной позиции, но тем не менее была разбита благодаря численному превосходству а также более успешным действиям. Так что наличие сильных подразделений в арьергарде также было необходимостью для ведения успешных действий. Вообще же такое деление достаточно условно и оно определялось целым рядом определенных обстоятельств. В битве при Форново окружающий ландшафт также внес изменения в ход битвы, позволив французам совершить ряд успешных маневров из – за разлившейся реки.

Во главе наиболее значимых подразделений стояли, как правило, представители французского королевского дома: братья короля, великие бастарды, дяди, более отдаленные родственники. Также командный состав пополнялся за счет многочисленных союзных герцогов, графов, их майордомов, а также наместников отдельных областей (сенешалы, бальи), государственных чиновников и советников. При таком роде управления армией возникали многочисленные сложности, связанные с сепаратизмом отдельных командиров, которые, зачастую, предпочитали действовать в своих нежели королевских интересах. Так во время битвы при Монлери де Коммин отмечает, что один из командиров бургундской армии, граф Сен – Поль «…вел себя как главнокомандующий» (Memoires I, 4). Поэтому самому правителю зачастую приходилось оказываться в сложных ситуациях, лавируя между теми центробежными силами, которые в значительной степени оказывали свое влияние на проведение общегосударственной политической линии Франции на протяжении всего 15 века. Вообще же таким политикам как Людовик XI удавалось достаточно не плохо разбирается в этом водовороте политических интриг и извлекать при этом выгоду. При этом в ход шли все средства: начиная от подделки писем и клеветничества, заканчивая запугиванием и репрессиями. Как мне представляется, это был закономерный этап в историческом развитии французского государства, т.к. именно в это время была заложена основная база для его последующего процветания в 16 – 17 вв.

Отдельные рода войск

 

Теперь обратимся непосредственно к рассмотрению отдельных родов войск, принимавших участие в сражениях французской и бургундской армий во второй половине 15 столетия. И начать, как я полагаю, следует с пехоты, для которой рассматриваемый период стал бесспорно одним из ключевых в ее эволюции. Французская пехота, по характеру комплектования, состояла в это время главным образом, из трех частей: городских ополчений, т.н. вольных лучников и различного рода наемных частей, которые к слову стали играть в 15 веке достаточно значительную роль военных кампаниях. Во главе отрядов находились «дворяне из хороших фамилий» (Memoires VI, 5).

Огромное влияние на развитие пехоты во Франции оказало создание Карлом VII в 1448 году института вольных лучников, который оказывал деятельное воздействие на развитие вооруженных традиций вплоть до своей ликвидации в 1480 году. Комплектование отрядов происходило в принудительном порядке, по одному человеку – от каждых 80 очагов. Причем первоначально вооружение вольного лучника строго оговаривалось: это был лук или арбалет. Но впоследствии стало возможным использование самого разнообразного оружия: пик, алебард, кулеврин. То есть название лучники стало носить скорее номинальный смысл. Вольными их продолжали звать в силу того, что они освобождались от уплаты налогов. Создание подразделений такого плана говорит о важном изменении произошедшим в это время. Оно было связано с тем, что военачальники оценили (возможно, снова поняли) преимущества многочисленной пехоты, более экономичной (как раз из-за отсутствия лошадей, более легкого багажа и гораздо меньшей — в два-три раза — стоимости защитного вооружения, по сравнению с вооружением всадника) при условии, что она обучена, сплочена и имеет хороших командиров.

Создание в 1448 г. Карлом VII вольных лучников отвечает этим требованиям: предполагалось создать резерв численностью около 8000 человек, которые, в принципе, должны были регулярно проводить учения и заранее знали, к какой роте им следует присоединяться в данный момент и под началом какого командира служить. Забота о качестве их экипировки возлагалась на приходы. Таким образом, институт вольных лучников оказался прямым преемником (только при избирательном подходе) бывшего всеобщего арьербана, который теперь сочли бесполезным, или же следствием распространения на сельскую местность принципа организации стрелковых рот, или братств, этот институт был обязан своим расцветом, начиная со второй половины XIV в., городам[36]. Вообще судьба этого института достаточно неоднозначна. В частности во период его расцвета широкое применение различного рода оружия (лучники, арбалетчики, глефщики, а вскоре и стрелки из ручных кулеврин) считались удачной находкой: ведь сразу по окончании войны с лигой Общественного блага Людовик XI удвоил их численность и учредил этот институт в тех областях королевства, где до тех пор его не знали. Однако победы, одержанные швейцарцами над Карлом Смелым, убедили короля в том, что вольные лучники — отнюдь не лучшее решение. Очевидно, последней каплей стало поражение при Гинегате в 1479 г. (Memoires VI, 5), после которого Людовик XI распустил вольных лучников и заменил их 20 тысячами пехотинцев, состоящих из швейцарских наемников и французской пехоты, вооруженной луками, а также пиками на швейцарский манер и алебардами — на немецкий. Эти первые пехотные полки не пережили восшествия на престол Карла VIII и сокращений бюджета, на которые пришлось пойти французской монархии[37]. Так в 1488—1492 гг., во время войн с Бретанью и Максимилианом Габсбургом, французская пехота состояла из вольных лучников, нескольких рот швейцарцев и отрядов, набранных в Пикардии, Нормандии или в Гаскони только на время кампании. Эта пехота была разного качества, зато многочисленной: в большой армии могло насчитываться до 20 000 пеших воинов, а то и больше[38].

Представленная информация была полезной?
ДА
58.67%
НЕТ
41.33%
Проголосовало: 963

Карл Смелый также сознавал насколько важно иметь хорошую пехоту. Он заботился о том, чтобы не только в разных «коммунах», аналогичных французскому ополчению, но и в его ордонансных ротах всегда были пешие воины. Абвильский ордонанс от 31 июля 1471 г. предусматривал набор 1250 кавалеристов (и столько же кутилье), 3750 конных лучников, а что касается пехоты — 1250 арбалетчиков, 1250 кулевринеров и 1250 копейщиков. Вероятно, он намеревался перенять тактику швейцарцев, которых видел в 1465 г. в битве при Монлери на службе у герцога Жана Калабрийского (Memoires I, 6).

Далее будет не лишним привести небольшие сведения относительно возможных видов пехотинцев, характерных для изучаемого нами периода. И хотя такая ситуация была существовала в Италии в третьей четверти XV в., мне, однако, кажется, что пехота во Франции в данный период не слишком сильно отличалась. В это время существовали следующие типы пехотинцев (fanti):

а) копейщики (lanceri) с длинным или коротким копьем по необходимости .

б) арбалетчики (balestrieri), вооруженные простым арбалетом или арбалетом с воротом (ad molinellum) .

в) лучники (arceri)

г) пикинеры (picchieri) .

д) щитоносцы (rotularii) с маленькими круглыми щитами .

е) тарченосцы (targhieri, или targhe), действующие вместе со стрелками .

ж) скопитарии (schiopettari, или schioppeteri), вооруженные скопитусами (scopetti) из бронзы или железа[39].

Таким образом к 1500 г. во многих странах Запада появилась пехота, очень непохожая на пеших воинов предшествующего периода. Она состояла из больших групп пехотинцев, которые получили определенное обучение и были должны действовать согласно своему предназначению. Эти группы входили в состав частей, тактика которых предполагала глубокое построение. Причем как отмечают исследователи, уже благодаря самой своей многочисленности, эти части лучше противостояли атакам конницы, которой в результате пришлось найти новые приемы боя[40].

Теперь о наемниках. Для многих государств 15 века набор подобного рода подразделений оказывал значительное подспорье в проведении военных мероприятий. Так крупную наемную армию содержал Людовик XI в конце своего правления: «…20 тысяч постоянно оплачиваемых пехотинцев, 2 тысяч пионеров, 1500 кавалеристов, которые должны были в случае необходимости спешиваться» (Memoires VI, 6). Временами наемничество стало играть даже ключевые роли, являясь чуть ли не основой в армии отдельных государств. Конечно дисциплина в таком войске могла зависеть от своевременно выплачиваемого жалования, а следовательно от богатой казны, которая не всегда была даже у короля Франции. Вербовка наемников поручалась специалисту – полковнику, которому глава государства выдавал патент на право набора войск и определенную сумму денег и брал с него обязательство по набору определенного количества войск. Полковник, в свою очередь, набирал капитанов – кондотьеров, формировавших роты. Капитаны, в свою очередь, имели лейтенантов, ведавших непосредственно вербовкой. При этом они не были учителями и воспитателями своих солдат, а являлись лишь лучшими воинами. Состав капитанов отличался демократичностью: это были выходцы из ремесленников, преимущественно горожане. В каждой роте назначался прапорщик – человек, носивший прапор (ротное знамя) . фельдфебель – распорядитель, должностное лицо в полку, затем в роте . ротмистр – начальник отделения. Полковник утверждал свой регимент – порядок службы. Этот порядок излагался в артикуле, в который заносились права и обязанности солдата. Артикулы явились прообразам будущих уставов. Полковник подписывал «артикульную грамоту» и скреплял своей печатью, а воины присягали, обязуясь выполнять предъявляемые к ним требования. Войско состояло из полков, которые в свою очередь делились на роты, состоящие из капральства, по 10 солдат в каждом. Полк и рота были административными единицами. Оружие, снаряжение, обмундирование и продовольствие заготавливались самим солдатом. Вооружения наемника состояло из пики, алебарды или меча. Для защиты использовались латы и шлем. В рассматриваемый нами период особую роль в вооруженных силах Франции играли швейцарские наемники, чья роль в историографии оценивается достаточно высоко. Так долгое время была распространена точка зрения, что всемирно – исторический прогресс пришел только с одного места и одного пункта: со стороны швейцарцев. При этом почвой для возникновения были ландскнехты – немецкая пехота. Как отмечают исследователи, вербовка давала весьма пестрый состав наемников[41]. Это были: разорившиеся рыцари, сыновья городской знати, бюргеров, крестьян. Но при этом в составе наемников были и различные бродяги, преступники. Дисциплина обеспечивалась методами принуждения: древком алебарды, дубиной, военным судом. В исключительных случаях прибегали к смертной казни. Также достаточно широко был распространен «суд рядового солдата», который действовал по распоряжению полковника. Говоря о наемниках де Коммин преимущественно упоминает швейцарцев, немцев, либо отряды из отдельных итальянских городов. Эти подразделения широко использовались не только в военное время но и на марше. Так во время Итальянского похода немцы помогли французской армии, перетащив 14 тяжелых артиллерийских орудия во время перехода одного из наиболее высоких перевалов(Memoires VIII, 7). При этом Коммин особо подчеркивал не только преимущества использования подобных отрядов, но и их недостатки. Так во время остановки армии в городе Понтремоли, он сообщает нам о погроме, устроенном наемниками: «…швейцарцы вспомнили, как во время последнего посещения города между ними и местными жителями произошла драка, в которой было убито почти до 40 немцев, в отместку они, не смотря на капитуляцию, перебили всех мужчин, разграбили город и подожгли его, уничтожив все припасы и все прочее, при этом погибло более десятка самих швейцарцев, напившихся пьяными, и маршал не знал как удержать их» (Memoires VIII, 5). Неудивительно, что при подобных обстоятельствах использование наемников становилось для многих правителей второй половины 15 в. скорее источником головной боли и нестабильности, нежели надежной военной поддержкой. Поэтому с данного периода все четче вырисовывается тенденция, состоящая в том, что отдельные правители стали все больше прибегать к формированию постоянных воинских образований, а также подчинению разобщенных наемных контингентов в качестве одной из частей постоянной армии.

Де Коммин приводит информацию и об артиллерии указанного периода. Говоря о орудиях он упоминает: бомбарды (Memoires I, 9), серпантины (Memoires II, 13), кулеврины (Memoires II, 1), аркебузы (Memoires VIII, 14). При этом очевидно, что на поле боя артиллерия использовались скорее для устрашения противника, нежели чем для нанесения действительного урона. Так во время осады Парижа происходила длительная и «ожесточенная перестрелка» между войсками герцога Бургундского и королевской армией. Но, как отмечает де Коммин «…страху было больше чем потерь», и в течение 4 дней «…ни один именитый человек не погиб» (Memoires I, 9). Тем не менее во время осады какого – либо укрепленного пункта наличие мощной артиллерии могло сыграть решающую роль. В подтверждение можно привести пример, когда жители одного французского города опустошали окрестности враждебного города из двух бомбард и других тяжелых орудий, чем наносили сильный материальный ущерб (Memoires II, 1). Имеются также сведения и об использовании орудий в качестве прикрытия при форсировании рек (Memoires I, 9). Уже современники де Коммина быстро осознали, насколько серьезно изменило военное искусство появление артиллерии. Если в XIV в., по крайней мере во Франции, для артиллерийских орудий существовало лишь два термина: «пушка» и «бомбарда», то в XV в., как отмечают исследователи, лексикон расширяется:

— к 1410 г. — кулеврина и пищаль (veauglair) .

-к 1430 г. -серпентины, краподо (crapaudeaux), краподины (crapaudines) .

— к 1460 г. — куртоды (courtauds) и мортиры .

— к 1470 г. — аркебузы (hacquebutes, arquebuses) .

— к 1480 г. — фальки (faucons) и фальконеты (fauconneaux)[42].

В это же время появились литые железные орудия. «Расплавленный металл заливали в литьевую форму в виде полого цилиндра, по оси которого располагался сердечник», или оправка. Это привело к тому что в 15 в. произошла стандартизация калибров. Примерно в это же время начали использовать бронзу, как и при изготовлении колоколов, в которой содержание меди было повышено, а олова — понижено. Производители колоколов могли делать и пушки . при необходимости можно было переплавлять колокола на пушки[43]. Усовершенствования коснулись и установки орудий на боевую позицию. Долгое время артиллерийские орудия перевозили на телегах, повозках. Для того чтобы они могли вести огонь, их приходилось снимать. Теперь пушки устанавливали на козлы или станину. С середины XV в. упоминаются также орудия, лежащие на лафете, установленном на оси с двумя колесами[44]. Таким образом, возникла прицепная артиллерия, которую было просто ставить на боевую позицию и перемещать.

Правители второй пол 15 в. понимали важность артиллерии. Так в 1467 г. Людовик XI издал приказ отлить по 1000 железных ядер для каждой из его больших серпентин и по 100 ядер — для каждой бомбарды. Большие кулеврины Карла Смелого использовали железные «булыжники». Вообще, как отмечают исследователи в этот период существовали две тенденции: с одной стороны, уменьшение массы ядра по отношению к общей массе орудия, с другой — увеличение массы пороха по отношению к массе ядра[45]. Главным же моментом является то, что кон. XVв. мастера отказались от гигантомании и предпочли изготавливать орудия стандартизованные, надежные, легко транспортируемые и устанавливаемые на позицию, с относительно высокой скорострельностью, использовали удобные снаряды, движение которым сообщал значительный пороховой заряд. В 1465 г., согласно Коммину, Людовик XI располагал сильной артиллерией, и орудия, расположенные на стенах Парижа, дали несколько залпов. При автор выражает свое удивление по поводу того, что «…их ядра долетели до нашего войска, ведь расстояние было в два лье, но, вероятно, они очень высоко подняли дула пушек» (Memoires I, 11). В конце XV в., что подтверждают Итальянские войны, французская артиллерия по численности и качеству была первой в мире. Подсчеты показывают, что у Карла VIII в 1489 г было пять артиллерийских дивизионов, насчитывавших десятки канониров, около 150 орудий, тысячи лошадей и располагавших десятками тысяч фунтов пороха[46]. Таким образом ко времени Итальянского похода артиллерия составляла значимую часть французского войска, являясь его органичным дополнением.

 


Поделиться статьей
Автор статьи
Анастасия
Анастасия
Задать вопрос
Эксперт
Представленная информация была полезной?
ДА
58.67%
НЕТ
41.33%
Проголосовало: 963

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram

ОБРАЗЦЫ ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА ЧГК

Поделиться статьей

Поделиться статьей(Выдержка из Чемпионата Днепропетровской области по «Что? Где? Когда?» среди юношей (09.11.2008) Редакторы: Оксана Балазанова, Александр Чижов) [Указания ведущим:


Поделиться статьей

ЛИТЕЙНЫЕ ДЕФЕКТЫ

Поделиться статьей

Поделиться статьейЛитейные дефекты — понятие относительное. Строго говоря, де­фект отливки следует рассматривать лишь как отступление от заданных требований. Например, одни


Поделиться статьей

Введение. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси

Поделиться статьей

Поделиться статьей1. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Специфика периода феодальной раздробленности –


Поделиться статьей

Нравственные проблемы современной биологии

Поделиться статьей

Поделиться статьейЭтические проблемы современной науки являются чрезвычайно актуальными и значимыми. В связи с экспоненциальным ростом той силы, которая попадает в


Поделиться статьей

Семейство Первоцветные — Primulaceae

Поделиться статьей

Поделиться статьейВключает 30 родов, около 1000 видов. Распространение: горные и умеренные области Северного полушария . многие виды произрастают в горах


Поделиться статьей

Вопрос 1. Понятие цены, функции и виды. Порядок ценообразования

Поделиться статьей

Поделиться статьейЦенообразование является важнейшим рычагом экономического управления. Цена как экономическая категория отражает общественно необходимые затраты на производство и реализацию туристского


Поделиться статьей

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram
Заявка
на расчет