X-PDF

Сборник «Миргород»

Поделиться статьей

ПРОЗА

Когда Лермонтов начинал своё творчество, поэма была главенствующим жанром, поэтому писатель отдаёт ей такую большую дань, его вклад в развитие этого жанра был очень весомым. Вместе с тем нужно не забывать о том, что 20-30е гг. 19 в. – это время прозаизации литературы. Лермонтов уже в ранние годы начинает заниматься прозой, однако первые его опыты достаточно несовершенны и вторичны по отношению к тому, что тогда уже было представлено в прозе достаточно серьёзными литературными образцами мирового масштаба. Лермонтов в первом периоде творчества пока ещё ученик, но ко второму периоду он всё больше и больше начинает двигаться в сторону прозы. Это напоминает один закон литературного развития, известный нам по авторским отступлениям к «Евгению Онегину»: «Года к суровой прозе клонят». С годами и Лермонтов всё больше начинает заниматься прозой.

Первый его опыт в прозе, дошедший до нас, — это неоконченный роман «Вадим», над которым он работал в 32-34 гг. Причём тема этого романа удивительным образом сопрягалась с темой, над которой в то время работал А.С. Пушкин (о чём Лермонтов знать не мог) — это тема Пугачевщины. В случае с Пушкиным, это была работа вначале над историей Пугачева, а после – над «Капитанской дочкой». Лермонтов же параллельно Пушкину начинает писать роман «Вадим», в котором действия так же происходят во времена пугачевского восстания. В романе чувствуется ещё пока ученический почерк Лермонтова: его герои очень четко делятся на положительных и отрицательных, сюжет развивается ясно и предсказуемо. Лермонтов сам был неудовлетворен текстом и, не закончив его, решил обратиться к другому сюжету, не историческому, а современному. Он обратился к актуальному вопросу светского бытия. Можно сказать, что он сделал это под влиянием собственных впечатлений – решил поделиться своим жизненным опытом -, можно сказать, что повлияло его хорошее знание мировой литературы и тогда господствующая в ней тема современника, стремление понять характер героя времени. Так или иначе, Лермонтов в 34 году начинает работать над романом «княгиня Лиговская [62]». Этот роман явно является предшественником «Героя нашего времени», причём речь в нём идёт о том же герое – о Жорже Печорине (Жорж – петербуржский вариант имени «Григорий»). Это герой с автобиографическими чертами, даже в его любовных историях прослеживается отражение любовных историй самого Лермонтова – его любви к Варваре Лопухиной, Екатерине Сушкóвой. Этот роман – как бы петербуржская предыстория жизни Печорина. Но есть и существенное отличие двух романов, оно показывает, как в российскую прозу входят новые герои, появляются новые тенденции. Эта тенденция связана с тем, что всё больше внимания обращается не только на светское общество – наиболее образованное и вместе с тем развращенное -, но и на мелкое чиновничество. Оно уже было представлено у Пушкина в «Повестях Белкина», но ещё не стало главным героем для большинства писателей. Лермонтов всё больше внимания обращает на эту тенденцию. В «княгине Лиговской» появляется такой герой – чиновник Красильский, в какой-то мере он противостоит Жоржу Печорину.

Следующий опыт Лермонтова – единственное завершенное им произведение в прозе «Герой нашего времени». Благодаря выходу в 40-м году «ГНВ» Лермонтов сразу же стал великим прозаиком. «ГНВ» для того времени – самый высший уровень владения прозой. Внутренне Лермонтов очень долго готовился к этому произведению, первые наброски романа можно увидеть ещё в «Княгине Лиговской», наиболее усердно он работал над ним в 38-39 годах. Надо иметь в виду, что в 40-м году «ГНВ» вышел не совсем в том виде, в каком мы привыкли его читать – там не было предисловия[63]. Роман становится результатом очень серьёзного знакомства Л. с мировой литературой: писатель усваивает и перерабатывает в нечто своё, уникальное такие произведения, как «Исповедь» Руссо[64], «Исповедь сына века» (вышла в 1836 г.!!) Альфреда де Мюссе. Для русского читателя того времени не было никаких преград для прочтения только что вышедшего во Франции произведения – все интеллигентные люди прекрасно владели французским языком. Существует связь между Печориным и Октавом, главным героем романа «Исповедь сына века». У «ГНВ» есть корни и в русской литературе – прежде всего, отрывок Карамзина «Рыцарь нашего времени». Карамзин размышлял над темой героя времени, о диалектическом соотношении добра и зла в характере человека. Не только проза повлияла на Лермонтова как прозаика, но и драматургия – в частности, Шиллер и Грибоедов.

Существуют две линии в становлении романа в мировой литературе:

1. Субъективный психологический роман в духе Стерна, Руссо, Мюссе, Констана[65]. В произведениях присутствует исповедальная традиция, которая является центральным моментом в развитии характеров героев.

2. Объективный роман, где акцент делается не на монологах-исповедях героев, анализе их характеров, а где главную роль играет описание внешней жизни. В произведениях на первый план выдвигается социально-нравственная тематика. Писателя этой линии: Филдинг, Бальзак, Диккенс.

Лермонтов синтезирует эти две традиции.

Даже в прозаическом произведении Л. заметно наследие лирики. Та тонкость анализа внутреннего мира человека, которая уже была достигнута лирикой, теперь перекладывается в прозу. К тому же, в русской лит-ре того времени традиция прозы ещё не была достаточно распространена, поэтому с помощью русской лирики и Пушкин, и Лермонтов восполняли отсутствие русской прозы. Через прозаизацию лирики в русской литературе формируется психологическая философская проза.

«ГНВ» – первый в России личный психологический роман. Без Лермонтова невозможен ни Достоевский, ни Толстой, «ГНВ» — база русского романа золотого века.

Центральная проблема «ГНВ», как и вообще центральная проблема творчества Л., — проблема личности. Причем личности в эпоху её высвобождения из пут патриархальности . проблема становления личности как индивидуума, как некоего ответственного за совершаемые им поступки, и в то же время испытывающего определенный трагизм отделения от почвы, традиций, окружения. В этом выделении личности есть как положительные, так и отрицательные стороны. Лермонтов показывает многосложный процесс выделения индивидуума, причем он показывает крайнюю степень индивидуализации, доходящей до эгоизма. Но этот эгоизм – страдающий (так говорил ещё Белинский). Здесь нет самолюбования эгоиста, хотя Печорин очень часто ведёт себя надменно и жестоко. В романе поднимаются центральные философские вопросы, которые связаны с проблемой личности и, так или иначе, встают перед каждым человеком: проблема свободы воли и нравственной ответственности человека, проблема назначения/смысла жизни, проблема возможности свободы воли (каковы условия обретения свободы воли, границы её осуществления).

Образ Печорина – художественное открытие Лермонтова, очень самостоятельная фигура в истории литературы и истории психотипов вообще. Лермонтов специально выбирает такую фамилию своему герою – река Печора протекает рядом с рекой Онегой – т.е. Онегин и Печорин как бы братья-близнецы. Но несмотря на наличие общей основы, между героями есть очень много отличий, эти отличия формируются под влияниям другой эпохи, в которой представлен и создан Печорин: Печорин – голос поостдекабристского поколения 30-х гг – эпохи общественной депрессии, Онегин же сформировался в преддекабристское время, время надежд. Это налагает отпечаток на их характеры. Печорин представитель того поколения, к которому принадлежит и сам Лермонтов. Если вспомнить статью Белинского о «ГНВ», там есть очень важное сопоставление Печорина и Онегина: П., в отличие от О., не впадает в апатию, а бешено гоняется за этой жизнью.

Лермонтов явно углубляет представления о реальной сложности природы человека. В годы создания «ГНВ» очень популярна была идея о столкновении естественного и социального в человеке – того, что идёт от нашей связи с миром природы, и того, что дала человеку его социальность. Это движение от абсолютно естественного состояния к человеку, способному к рефлексии и саморефлексии. Рефлексия – высшая форма сознания человека. Развитая душа может быть и у естественного человека, но вот развитый интеллект, как правило, не может L.

Бэла – олицетворение детей природы, гор, которые живут своими страстями и инстинктами (перекличка с Мцыри). Этот человек ни при каких обстоятельствах не подвергает ничего сомнению и осмыслению, не требует анализа ни от себя, ни от окружающих. НО при всей любви к Печорину Бэла никогда не изменит своей вере – это показывает абсолютный консерватизм мышления Бэлы: она не может принять никаких перемен, требующих сознательной перестройки души, верований. В этом смысле она заложница традиций. Когда её оставляет Печорин, она не пытается даже самой себе объяснить, с чем это связано . она печалится, переживает, готова умереть, но тем не менее не испытывает потребности к анализу ситуации. Этот человек чужд рефлексии. Печорин в этом смысле – полная её противоположность. Для Печорина рефлексия не является самоцелью, но при этом он не может от неё отрешиться – это тот атрибут развитого характера, который уже присутствует в нём вне зависимости от его желания – и это черта европейского сознания. Печорин именно европеец, и это очень хорошо понял критик Шевырев. Шевырев в 40-е годы приближается к славянофильскому сознанию, и Печорин для него в своём европеизме противен. Он говорит, что Печорин – это маленький демонический герой, который является отсветом большого зла, которое торжествует в душах западных людей. Это, конечно, несправедливая оценка Печорина, но сама суть – что Печорин несёт в себе европейское сознание – была верно подмечена.

Я уже говорила о том, что это произведение становится таким вершинным, подводящим какие-то промежуточные итоги всему творчеству Лермонтова, потому что там звучит много мотивов, которые поднимались и ранее в лирике, в том числе и тема одиночества, и тема избранничества, тема обретения внутренней гармонии в единении с природой, все основные мотивы лирики опять же прослеживаются. [Очень советует перечитать]. Обратите внимание, все эти мотивы очень явственны и в словах повествователя, или повествователей, которые являются одним из центральных инструментов построения художественного произведения, но главное – это слова самого Печорина, мотивы, которые очень характерны для его мировосприятия и, соответственно, для понимания этой личности. Центральной философской проблемой в романе становится проблема личности, которую Лермонтов решает в очень широком плане, он ставит её гораздо более масштабно, чем даже Пушкин в ЕО, этом вершинном произведении в предшествующей русской литературе, и пытается рассмотреть все сложности природы человека. Природа человека связана с борьбой двух начал: столкновением естественного и социального, физиологического и духовного в человечеством сознании, мировосприятии, бытии. Два момента: то, как мы воспринимаем мир, и то, как мы себя в нем ведем, поведенческие характеристики и характеристики нашего самосознания. Я говорила, что два полюса можно выделить: человек, приближающийся или недалеко ушедший от этого состояния естественности, от мира природы, и человек, личность которого более определяется рефлексией, способность к самопознанию, не только к пониманию психологии другого человека, но и очень серьезному анализу собственных душевных стремлений. В этом смысле Лермонтов – мастер психологического анализа, один их основоположников психологического романа в мировой литературе, тем более в русской. Рефлексия, и отсюда – рефлексирующий герой, это – главный предмет размышления Лермонтова. Причем рефлексия воспринимается им е как одна из форм сознания, а как высшая форма сознания. Когда личность пытается дать отчет самой себе в том, какие мысли её посещают, какие идеи она исповедует и какие характеристики её отличают. Рефлексия связана с таким понятием, как самосознание. При этом Лермонтов не просто представляет это самосознание, он в своих повествовательных размышлениях эстетизирует рефлексию, она становится не то что компонентом, её как определенный художественный прием в свое произведение. Конечно же, он здесь во многом первооткрыватель, но он опирается на предшественников, к том числе, и на тех, кого я перечисляла на прошлой лекции [имеются в виду, видимо, Мюссе, Констан и т.п.]. Надо сказать, что рефлексия бывает осмысленной, она – определенный высший этап развития сознания личности, но может и принимать болезненные формы. Это очень важный поворот темы, потому что Лермонтов, потому что Лермонтов рассматривает именно болезненные формы рефлексии, которые возникают, как правило, в моменты, когда человек сознательный не может свою систему ценностей реализовать в действительности, и это очень важная и серьезная проблема. Проблема социальной апатии, когда герой, наделенный этим сознанием, оказывается неспособным самореализоваться. Рефлексия для него – никогда не самоцель, а ели это самоцель, то это тоже болезненная форма рефлексии. Конечно, для Печорина рефлексия – не самоцель, он стремится к действию, но найти эту сферу приложения своих сил не способен по ряду или объективных причин, или субъективных причин. Вот тут как раз очень серьезное размышление Лермонтова, и философский смысл романа заключается в том, что он пытается показать нам, как идет внутренняя борьба героя и показать, что он не способен себя достойным образом реализовать, это и его вина, и его беда. Он субъективно виноват в том, что он становится почти палачом, «топором в руках судьбы», с другой стороны, это его беда, потому что объективно нет той сферы деятельности, где он бы мог найти свой идеал, своё дело жизни. И это, конечно, очень четко связывает героя с эпохой 30-х годов, периодом общественного спада, и в этом смысле он герой времени с точки зрения автора. С другой стороны, он – более широкий тип, явление, герой не только 30-х годов, как очень точно писал Набоков в предисловии к французскому изданию ГПВ [советует прочитать]. Он «составлен из пороков всего нашего поколения в полном их развитии», Набоков вполне справедлив говорит, что это пороки не только поколения Лермонтова. Да, действительно, как говорили многие критики, он – герой безвременья, «потерянного поколения», как говорит Хемингуэй уже про своё поколение. Это проблема и глобальная, и конкретно историческая.

Обратите внимание: Печорин – военный, основное действие развивается в Кавказских горах во время Кавказской войны. Но для него и этот путь не подходит, он говорит, что пытался обрести своё предназначение, но и война не стала целью его жизни. Она стала временным потрясением, сменой места, но очень скоро и это ему прискучило. Этот момент неудовлетворенности ничем и неспособности найти предмет служения – главная движущая сила Печоринского характера. Деятельность он не может найти в социальной сфере и, соответственно, всё обращается в похождения в частной жизни. Поэтому мы видим его в основном не на службе, даже когда он бросается на отчаянный поступок [Фаталист], он думает не о долге, а о том, сможет ли он этот момент преодолеть страх смерти, предопределена она или нет, он думает о философских материях, а вовсе не о конкретной социальной обязанности, ответственности. Для него служба не становится сутью жизни.

Таким образом, его жизнь превращается в некую цепь любовных похождений, в этом смысле в Печорине некоторым образом отражается Дон Жуанский комплекс. Он проводит достаточно рискованный эксперименты и над собой, и над другими, и во втором случае проявляется его крайний эгоцентризм.

Нужно попытаться осмыслить природу индивидуализма Печорина. Понятно, что, с одной стороны, это следствие суверенизации личности, выделения личности как «Я», отход от патриархального типа мышления. Отсюда возникает и самоанализ личности, которая, хоть и находится в окружении, но всё-таки самоценна. Это, с одной стороны, вполне закономерное и позитивное следствие суверенизации личности, без осознания себя как индивидуальности вообще не возможно развитие человечества. Оборотной стороной суверенизации личности становится её эгоцентризм, когда всё мыслится в отношении к себе, все оценки происходят в связи с собственным пониманием, желанием и стремлением. Этот эгоцентризм очень четко проявляется в Печорине, например, когда он говорит, что он, конечно, страдал и видел страдания других, но всегда смотрел на них сквозь призму собственного «Я». Альтруистическое сочувствие невозможно для героя, подобного Печорину. Альтруизм находится за гранью для него, он думает обо всем в отношении «а что это даст мне?». Этот эгоцентрический момент не может быть принят с точки зрения высоких нравственных идеалов, но вместе с тем надо понимать, что эгоизм – вполне закономерное следствие суверенизации личности, и, во-вторых, эгоизм Печорина очень сильно отличается от пошлого эгоизма, например, Грушницкого, и вот это противопоставление Печорина Грушницкому очень важно. Если вы вспомните слова Набокова, хотя он преувеличивает, но тенденцию замечает очень точно, что Печорин есть романтическое отражение души самого Лермонтова, не просто автобиографический образ, а идеализированное отражение собственного «Я», то Грушницкий выступает как пародия, как снижение Печоринского комплекса индивидуализма, в отличие от Печорина, который не находит и от этого страдает, переживает это глубоко и трагически, у Грушницкого есть цель в жизни, если вдуматься в его слова и поведение, он хочет прежде всего чинов и богатой невесты, очень примитивное желание вполне в духе светской толпы. Он ничем от неё по сути не отличается, кроме стремления сыграть роль, принять некую романтическую позу . отсюда его солдатская шинель. Он хочет себя представить как некоего страдальца, а на самом деле, те цели, которые он ставит перед собой, вполне достижимы, вот и вся разница между Печориным и Грушницким.

Эгоистическое начало в Печорине приводит к тому, что, как я уже говорила, он позволяет себя ставить эксперименты над другими. Этот отказ от нравственных ценностей лежит и в основе сюжета, потому что каждая их повестей – это некая проверка Печориным и Печорина в определенных обстоятельствах. Проверяются нравственные ценности, которые установились в обществе, и этому во многом поспособствовал Пушкин, и это высокая любовь и высокая дружба. Классическая русская литературе вообще по сути эти ценности утверждает.

Все 5 повестей исследуют способность Печорина реализовать эти правила игры, ценности в своей жизни. В «Бэле» это естественная любовь, любовь европейца к дикарке, сюжет, который лег в основу трех романтических поэм Пушкина, эта любовь его быстро утомляет, дает смысл жизни на очень небольшой промежуток времени. В повести «Тамань» любовь другая, это вариант любви к загадочной девушке ундине, даже имени которой не произносится, и опять же не удача, опять же всё заканчивается достаточно пародийно. Следующий любовный сюжет связан с «Княжной Мери», и ещё один вариант любовных отношений — -так называемая светская любовь, как в произведениях, вошедших в предыдущую контрольную работу. И тут – опять неудача, герой даже не смотря на своё желание не может полностью отдаться этой любви, он начинает спрашивать себя, а не влюбился ли он, он тут же повергает это сомнению, а в конце отказывается и даже готов выглядеть светским невеждой в её глазах, когда отказывает и говорит, что она не может рассчитывать на любовные отношения с ним. Это отрицание светской любви, и то же самое происходит с дружбой, она тоже оказывается нереализуема. Уже во второй повести, «Максим Максимыч», оказывается, что на распростертые объятия он отвечает рукопожатием, то есть для него ММ не может стать другом, причем это вполне психологически объяснимо, действительно ММ – человек из другого мира, который ему не ровня в плане не только социальном, но и интеллектуальным.

Есть и другой вариант в «Княжне Мери», который ему ровня, это Грушницкий и Вернер, и всё равно ничего близкого к дружбе не намечается, хотя с Вернером можно говорить о приятельстве, но не более того. Вот эта неспособность к дружбе формулируется Печориным в его знаменитом афоризме, что в дружбе всегда один – раб, другой – хозяин, ни тем, ни другим он быть не хочет. Что ха этим стоит? Да просто обыкновенное непонимание, нежелание понять, что такое истинная дружба, потому что как раз истинная дружба – это единение равных, к этому равенству как раз и не готов Печорин, который на всё смотрит свысока своего «Я», он не ощущает себя частью космоса, он ощущает себя над космосом человеческих отношений. И в этом как раз и беда, в свете отношений с Вернером подчеркивается, что он – ровня в интеллектуальном плане, а когда он не может найти искреннего чувства в себе к Вернеру, это признак эгоцентрического сознания. У него всё-таки есть желание обрести эти ценности, это тоже надо учитывать. Он неоднозначный герой, не герой зла, не герой добродетели, как говорили и про Онегина. Это герой очень противоречивый, если хотите, амбивалентный.

Он не отвергает ценности, он отвергает их существование. В этом отношении очень характерны 2 момента. Во-первых, в повести «Фаталист» [убедительно просит дочитывать роман до конца]. Она неслучайно венчает это произведение, хотя по фабуле, если говорит о системе событий, она не последняя, получается кольцо в построении произведения. Но точка в романе ставится именно после рассказа об истории с пьяным казаком и проверки Печориным своей неуязвимости или уязвимости перед лицом смерти. «Фаталист», таким образом, имеет высочайшее философское значение в повествовании, она и по жанру философская повесть, и название её – тот, кто верит в предопределение.

Я хочу поговорить о предыдущих повестях в связи с проблемой Веры. Когда я говорила о любовных историях, я не упомянула только одну героиню. Это один из интереснейших персонажей и по роли, которую она играет в романе, и просто в истории русской литературы в связи с отражением женского характера. Вера, вместе с тем, в том числе Белинским и Набоковым, который вообще считал, что Лермонтову не удавались женские типы, но, так или иначе, Вера играет очень серьёзную роль. И само её имя неслучайно. На протяжении всей повести «КМ» упоминается, что это одна женщина, которая сумела его понять, полюбить, таким какой он есть на самом деле, а не придумать, как Татьяна Ларина. Вера любит истинного Печорина, а не вымышленную фигуру, со всеми его пороками и недостатками. Она умеет его оценить. Это важно в понимании его характера, она поняла максимум из того, что можно было понять в его характере. Мало того, у неё знаковое имя. Не случайно он загоняет лошадь в погоне именно за Верой, когда хочет проститься с ней не заочно через письмо, а очно увидеть её в последний раз. Вот это стремление к героине с таким именем тоже знаково, символично. Здесь – стремление обрести Веру и невозможность и в силу объективных обстоятельств – эпохи, времени, собственного характера, и в силе его вины, потом что он сам в свое время отпустил Веру, отказался от Веры. Это ощущение того, что он устремлен к Вере и не может её обрести, она недостижима для него, это ощущение рождается при внимательном, серьёзном чтении.

Вместе с тем и в «Фаталисте» он прямо признается, что ему отнюдь не чуждо стремление к неким убеждениям. Прежде всего должны вспомнить о его внутреннем монологе, который играет величайшую роль в развитии психологической ткани романа. Когда он идет после разговора с испытавшим судьбу, до того, как увидел зарезанную свинью, он размышляет о звездах и произносит такую очень важную фразу, упоминая о предшествующих поколениях, которые верили, что звезды участвуют в их судьбах, верили в предначертание в высшем мире. Дальше он об этом говорит с некоторой иронией, с предшественниками, дремучими и грубыми, ничего не понимающими по сравнению с современными просвещенными людьми. Он говорит: «А мы – их жалкие потомки», которые скитаются по Земле без четких представлений о ценностях. Он ощущает не только превосходство над предшественниками, но и известную зависть к ним, известное ощущение падения от божественного промысла, оставленности Богом человека, это тоже оказывается важным элементом сознания Печорина.

Представленная информация была полезной?
ДА
59%
НЕТ
41%
Проголосовало: 778

Таким образом, он действительно жаждет истинных ценностей, но не может их обрести и удержать своё сознание. Это опять действие до болезненности развитой рефлексию, когда в человеке как бы 2 существа . один действует и ищет этих ценностей, а другой всё подвергает скептическому анализу и отрицанию. Это демоническое разрешительное начало в нем чрезвычайно важно. Его совершенно закономерно сопоставляют с образом демона. В этом двойственность образа – герой с большой буквы и герой жертва своего времени, он приносит много зла в мир.

Он ставит эксперименты над людьми, и это происходит в первую очередь в первой повести, где рассказчик – ММ, изображается подход Печорина к жизни как игрока. Он пытается разыграть партию с Бэлой, и заканчивается это трагически. Он начинает партию с действительно искренним желанием найти любовь в жизни, но в «КМ» в возможность реальной искренней любви он только похожу дела вникает, а изначально затевается интрига. Он думает только об одном, чтобы доставить себе удовольствие, развлечение. Он не думает о последствиях. Черта эгоистической личности – безответственность в отношениях к другим. Но и ещё 2 мотива у него есть: найти прикрытие для флирта с Верой, тоже эгоистический мотив, он использует невинную девушку, и ещё он хочет показать Грушницкому его реальное место. Получается таким образом игра, которая приводит к трагическим последствиям, в первую очередь для Грушницкого. Но он во многом виноват, не надо видеть в нем абсолютную жертву. Прочитайте роман и увидите все точки обвинения.

Один момент: повествователь в КМ – Печорин, и все оценки, которые даются Груншицкому, дает ему Печорин, они не авторские впрямую. Но Печорин пишет записки для себя, поэтому они искренние и вряд ли он хочет приписать ему те пороки, которые он не имел.

Грушницкий становится жертвой, а Печорин – палачом, хотя он очень благороден, пытается предложить мировую, но палачом становится изначально, когда затевает эту интригу, зная своё превосходство. Это провокация. Он доводит Гр. до состояния, когда тот уже не может уйти от дуэли, демонстрирует всю свою жестокость.

Очень неоднозначно фигура Печорина вырисовывается в этом романе, чрезвычайно много вопросов о вечных ценностях здесь поднимается на очень высокохудожественном уровне, не дидактично. Понятно, что Печ. противопоставляется ММ, это ещё одна конструктивная модель. Он не случайно появляется в первой повести, где он является рассказчиком, тем, кто знакомит читателя в Печорины, и в последней он играет немаловажную роль. Во-первых, он возвращает читателя от почти детективной брутальной истории с насилием и приключениями к философским смыслом, в том числе в плане понимания некоторых метафизических идей. Метафизика – понятие, в XIX веке разнозначное философии, то, что стоит над физикой, над естественными законами, которые могут быть поняты с помощью эмпирических опытов и анализов, то, что не способно рациональное знание дать. Метафизический разговор затевает Печорин с ММ – это финал романа, последние строки. ММ со своей чуждостью метафизическим прениям совершенно четко отвечает ему, что ружья часто осекаются. Вот вам сведение высокого философского разговора на уровень материалистического понимания. Он иронически снижает метафизический пафос и в то же время показывает разницу уровней мышления, разрыв между высоким сознанием Печорина и обыденным ММ. Перед читателем ставится вопрос, кто ему ближе, кто герой с большой буквы. Надо сказать, что ММ большинством критиков того времени был признан тем, кто действительно должен стать героем романа. Это был в первую очередь Швырев, он скептически отнесся к герою времени, он считал, это не русский тип, лишь призрак скептицизма Запада. Конечно же, рефлексия и этот тип самосознания, скептически относящийся к высочайшим нравственным ценностям во многом связан с проблемами западной цивилизации, но и Россия к тому моменту стала её частью. Поэтому говорить о том, что печоринство не свойственно русскому характеры, — всё равно, что биться с ветряными мельницами. Это закономерно в развитии русского интеллектуала. Можно его критиковать, видеть пороки, но это вовсе не значит, что мы должны отвергнуть его как нечто не свойственное России. Вместе с тем ММ тоже нельзя идеализировать, он очень милый, трогательный, простодушный, но и мир у него ограниченный, при всей симпатии к нему как к носителю естественного добра мы видим и его ограниченность.

На то, что ММ – образ нравственного человека, указывал и Белинский, но с симпатией отзывался и о Печорине [почитайте его статью].

Характер ММ не может рассматриваться вне его социального статуса. Очень любопытно, что Николай I при всей своей нелюбви к Лермонтову (он про него сказал «Собаке – собачья смерть»), так или иначе он с большой симпатией отнесся к образу ММ, потому что по социальному статусу, по жизненным поведенческим стратегиям это образ служаки, который не думая подчиняется приказам, на этом держится любое государство, но не развивается, не идет вперед.

Когда вы знакомитесь с чьими-то реакциями на произведение, всегда думайте, а почему он именно так его оценил.

Конечно же, ММ, как и все повествователи, создает интригу в композиции произведения: придает особенность, своеобразие художественному построению.

Надо отметить, что изначально Лермонтов писал отдельные повести, хотя в замысле было крупное полотно, но начал с повестей, не романа из глав. Его повести самоценны, самостоятельны.

Здесь Лермонтов идет по принципу циклизации повестей (как у Гоголя и Пушкина), и есть один собиратель этих повестей. Что касается Лермонтова, он издает произведение единым романом, оно обретает целостный вид, отличительное свойство – есть один главный герой, абсолютное единство. Это важно для задачи раскрытия внутреннего мира главного героя. Он не просто сквозной персонаж.

Вместе с тем это роман так называемой фрагментарной композиции, отдельные повести как высшие точки в истории Печорина. В то же время композиция кольцевая, она замкнута на ситуации с крепостью, в которой командует ММ и служит Печорин.

Лермонтов отказывается и от хроникального сюжета и от хронологического типа композиции. Повести стоят не в той последовательности, в которой развивались события. Один из крупнейших исследователей творчества Лермонтова, Борис Михайлович Эхенбаум, очень точно написал, что «Фаталист» завершает сюжет, но не фабулу, и это дает некую оптимистическую ноту в конце, произведение не заканчивается похоронным маршем. Нехроникальный сюжет, с пропусками, каждая повесть вполне самостоятельна [найти, как хронологически располагались бы повести].

Надо отметить, что он не только нарушает своей композицией некие принципы, но и следует определенным традициям романтического произведения, байронической поэмы, в том числе в принципе построения композиции. Это проявляется в том, что герой показывается сначала с разных точек зрения через рассказы других персонажей, а потом «объектив» высвечивает главного персонажа, который сам о себе говорит, начинается исповедь. В ГНВ мы сначала видим героя глазами ММ, а потом ещё и автора-повествователя, путешествующего офицера, а потом мы видим журнал Печорина, исповедь. Это – принцип вершинной композиции.

Вместе с тем каждая повесть вполне самоценна, не зря они печатались как отдельные произведения. Здесь Лермонтов опять же наследует и вместе с тем проводит эволюцию традиций жанра, с чем мы знакомы на примере повестей писателей второго ряда. В «Бэле» абсолютно явны традиции кавказской повести, в основе которой – любовь дикарки к европецу. И есть элемент путешествия. Во второй повести, «ММ», мы видим портретные очерки, там психологический портрет Печорина, данный глазами человека, гораздо более близкого в нему по социальному статусу, чем ММ. Идет приближение, по ситу Лермонтов предощущает принцип наезжающей телекамеры. Взгляд ММ – крупный план, а потом камера приближается, вот взгляд автора-повествователя, человек интеллектуально близкий, из той же социальной группы. Следующий этап – журнал Печорина, где он рассказывает о себе.

Мы видим традиции разных повествовательных жанров от светской повести до философской и до романтических набросков. При этом он преследует одну главную цель – раскрытие внутреннего мира Печорина, психологический роман создает по жанру своему. Когда в предисловии он говорит, что хочет показать историю души человеческой, то к этим словам нужно относиться с большой долей осторожности. История не означает развитие, она означает рассказ. Потому что мы не видим развития характера Печорина, как в ЕО, его фигура достаточно статична, но раскрывается всё более глубоко и глубоко.

При этом он использует и романтические традиции, и реалистические в типизации, в обобщении, объяснении причин.

Лекция от 1 апреля.

Первый сборник, который прославил Н.В. Гоголя («Вечера на хуторе близ Диканьки»), был издан без его имени, и только в начале 1835 года вышла первая большая работа под его фамилией, которая называлась «Женщины».

Однако первый большой сборник, который по-настоящему сделал имя Гололю, как автору произведения, это «Арабески». Сборник имеет очень характерное название[66], потому что в нём в причудливом стиле перемешаны разные по типу тексты: и исторические статьи, и исследования, и публицистические тексты (например, рецензия на первое представление картины К. Брюлова «Гибель Помпеи»). И, кроме того, в нем находятся и собственно художественные произведения, которые включают в себя три первых редакции таких общеизвестных повестей как «Невский проспект», «Портрет» и «Записки сумасшедшего».

Таким образом, к 1835 году первые редакции эти первых трёх очень известных повестей уже вышли в свет. (см. следующую лекцию).

Следующим вышел сборник «Миргород». [Промежуток между изданиями несколько недель разницы.]

«Миргород» имеет вполне реалистическое и, в то же время, символическое название. Во-первых, Миргород — это реальный город на Украине, недалеко от тех мест, где родился Н. В. Гоголь. Так, например, его прадед был миргородским полковником. Таким образом, это вполне реальное место, которое так или иначе присутствует в тексте как некая привязка к действию.

Но во-вторых, название Миргород можно толковать и в символическом плане. Это толкованию посвящена работа профессора РГГУ Ивана Андреевича Есаулова, которая помещена в сборнике «Категория соборности в русской литературе». [Сборник указан в программе].[67] Главная идея, смысловая нагрузка этого названия — мир разрушаемый городом.

Что же имеется в виду? В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» создан гармоничный мир, в котором преобладает оптимистичная нота. И это очень важная отличительная черта «Вечеров». И единственная из всех повестей, которая родственна по духу пушкинским «Повестям Белкина» по духу, это «Иван Федорович Шпонька и его тетушка». Она органично включена в пушкинское движение мысли и представление о жизни.

Совсем другая картина изображается в «Миргороде», потому что общая тональность здесь построена на ощущении исчезающей гармонии, которая ещё больше или в меньшей степени есть в первых двух повестях и полностью поглощена ссорами и дрязгами в последней.

В данном случае необходимо обращать внимание на гоголевское построение текста и на конструкцию самого сборника. Акцентирование внимания автором на композиции, цикле расположения повестей очень явно очень серьёзно обдумано и является особой творческой идеей.

Таким образом, складывается определённая программа (как и у «Лермонтова в Герое нашего времени»). В данном случае каждая повесть может быть напечатана отдельно, но большую информацию из этих них мы получим, читая повести в их расположении.

Если посмотреть внимательно, то в повестях дважды встречается тема любви. Первый раз в «Старосветских помещиках», а затем в первой повести «второй» части — «Вий».

Второй очень важный момент — это соотношение темы любви и темы дружбы, которые всегда тесно связаны друг с другом. И две другие повести, вторая пара, посвящены дружбе. Это «Тарас Бульба», который конечно же о товариществе, о мужской героической дружбе, и «Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» тоже о дружбе. Таким образом, повести выстраиваются в шахматном порядке: любовь – дружба – любовь — дружба.

Однако есть и другой вариант, по которому Гоголь расставляет повести. Первая и последняя посвящены современной поместной жизни помещиков. Одни помещики живут в деревне (чета Товстогубов), а другие в городе. Таким образом, присутствует вариант кольцевой композиции.

Но главная, определяющая черта повестей – это уменьшающаяся гармония: нисходящая, от пафоса гармонии, к пафосу дисгармонии.


Поделиться статьей
Автор статьи
Анастасия
Анастасия
Задать вопрос
Эксперт
Представленная информация была полезной?
ДА
59%
НЕТ
41%
Проголосовало: 778

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram

ОБРАЗЦЫ ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА ЧГК

Поделиться статьей

Поделиться статьей(Выдержка из Чемпионата Днепропетровской области по «Что? Где? Когда?» среди юношей (09.11.2008) Редакторы: Оксана Балазанова, Александр Чижов) [Указания ведущим:


Поделиться статьей

ЛИТЕЙНЫЕ ДЕФЕКТЫ

Поделиться статьей

Поделиться статьейЛитейные дефекты — понятие относительное. Строго говоря, де­фект отливки следует рассматривать лишь как отступление от заданных требований. Например, одни


Поделиться статьей

Введение. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси

Поделиться статьей

Поделиться статьей1. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Специфика периода феодальной раздробленности –


Поделиться статьей

Нравственные проблемы современной биологии

Поделиться статьей

Поделиться статьейЭтические проблемы современной науки являются чрезвычайно актуальными и значимыми. В связи с экспоненциальным ростом той силы, которая попадает в


Поделиться статьей

Семейство Первоцветные — Primulaceae

Поделиться статьей

Поделиться статьейВключает 30 родов, около 1000 видов. Распространение: горные и умеренные области Северного полушария . многие виды произрастают в горах


Поделиться статьей

Вопрос 1. Понятие цены, функции и виды. Порядок ценообразования

Поделиться статьей

Поделиться статьейЦенообразование является важнейшим рычагом экономического управления. Цена как экономическая категория отражает общественно необходимые затраты на производство и реализацию туристского


Поделиться статьей

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram
Заявка
на расчет