X-PDF

Учение о политике Н. Макиавелли

Поделиться статьей

Политическая теория итальянского мыслителя конца XV-начала XVI вв. Н. Макиавелли изложена в нескольких его сочинениях. Самыми известными из них являются работы «Государь» и «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия». Оба эти произведения в основном посвящены закономерностям политического властвования.

В книге «Государь» Н. Макиавелли изложил собственные представления об общих принципах политического управления и личных качествах, необходимых для руководителя государства. Кроме того, здесь предложено научное решение ряда проблем, которые встают перед политиком, получившим в свои руки государственную власть и стремящимся ее удержать. В частности, мировую известность принесли Н. Макиавелли следующие теоретические положения из этой работы.

1. Об общих принципах политического управления. Во-первых, считал Н. Макиавелли, «между тем, как живут люди, и тем, как должны они жить, — расстояние необъятное. Кто» из политиков «для изучения того, что должно бы быть, пренебрежет изучением того, что есть в действительности, тем самым вместо сохранения себя приведет себя к погибели. Человек, желающий в наши дни быть во всех отношениях чистым и честным, неизбежно должен погибнуть в среде громадного бесчестного большинства».

Во-вторых, правителю при принятии политического решения «должно… постоянно иметь в виду, что во всяком предприятии всегда есть нечто опасное и сомнительное, так как в самой природе вещей лежит необходимость, избегая какого-либо неудобства, попадать в другое. Вся мудрость человеческая только в том и состоит, чтобы уметь оценивать степень затруднений и неудобств и принимать за лучшее именно то, что хоть несколько менее худо, чем все остальное».

В-третьих, политический руководитель «никогда не должен рассчитывать, что в трудные для него минуты он встретит вокруг себя то же самое, что он видит в обыкновенное время, когда его подданные нуждаются в его управлении» и поэтому «стараются заслужить его благоволение, суетятся вокруг него и на словах бывают рады положить за него свою жизнь, так как в смерти их» нет необходимости. «Заботой мудрого правителя… должно быть введение и поддержание такого образа правления, при котором его подданные во всякое время и при всяких обстоятельствах нуждались бы в нем. Только в таком случае может он рассчитывать во всякое время встретить в них верность к себе».

В-четвертых, «государи должны действовать в отношении своих подданных с постоянством, чтобы подданные не могли думать, что они изменяют свой образ действий, сообразуясь с благоприятными или дурными обстоятельствами. Иначе… благая мера не принесет» правителю «лично никакого добра, так как ее будут объяснять только как вынужденную необходимостью, и никто из подданных не сочтет себя обязанным за нее благодарностью».

В-пятых, «при управлении людьми их необходимо или ласкать, или угнетать . мстят люди обыкновенно только за легкие обиды и оскорбления, сильный же гнет лишает их возможности мести. Поэтому если уже приходится подданных угнетать, то делать это следует таким образом, чтобы отнимать у них всякую возможность отмщения».

В-шестых, «государи, когда дело идет о верности и единстве их подданных, не должны бояться прослыть жестокими. Прибегая в отдельных случаях к жестокостям, государи поступают милосерднее, чем тогда, когда от избытка снисходительности допускают развитие беспорядков, ведущих к грабежу и насилию, потому что беспорядки составляют бедствие целого общества, а казни поражают только отдельных лиц».

2. О личных качествах высшего политического руководителя. По словам Н. Макиавелли, «было бы приятно встретить в одном государе полное развитие и сочетание всех… положительных качеств. Но так как это невозможно и даже противно человеческой природе, то необходимо, чтобы каждый государь старался, по крайней мере, избегать бесчестья тех пороков, которые могут его привести к потере верховной власти. От всех других он может воздерживаться, но беда не велика, если при этом он и не совладает с собой. И еще, государь не должен бояться осуждения за те пороки, без которых невозможно сохранение за собой верховной власти, так как… существуют добродетели, обладание которыми ведет только к гибели лицо, обладающее ими, и есть пороки, усваивая которые, государи могут… достигнуть безопасности и благополучия».

Конкретизируя приведенное суждение, Н. Макиавелли, в частности, писал: «Если государь захочет приобрести… репутацию великодушно-щедрого, ему необходимо будет не пренебрегать никакой роскошью . это приведет его казну к неизбежному оскудению, и для поддержания репутации он вынужден будет отягощать свой народ чрезвычайными налогами… и… употреблять всевозможные способы для увеличения своих доходов. Это отягощение послужит первой причиной народной к нему ненависти, и вместе с его обеднением начнет расти к нему и неуважение. Таким образом, возбудив своей великодушной щедростью негодование большинства и удовлетворив только весьма немногих, он дойдет до того, что всякое ничтожное затруднение станет для него опасным и всякое недоразумение может послужить причиной его гибели… Следовательно, государь не должен быть великодушно-щедрым в такой степени, чтобы эта щедрость приносила ему ущерб, и, если он мудр, не должен бояться прослыть за скупого… Тогда бесчисленное большинство, видя, что он ничего от них не требует, будет считать его щедрым, а скупым его будут называть только те немногие», кому «не придется воспользоваться его благодеяниями… Скупость — один из тех пороков, благодаря которым государь «может поддерживать свою власть».

Н. Макиавелли отмечал далее: «Всякий легко поймет, как похвально, если государь всегда верен своему слову и действует всегда прямо и без лукавства… Существуют два способа действий для достижения целей: путь закона и путь насилия… Государи должны уметь пользоваться обоими способами… Предусмотрительный государь не должен… исполнять своих обещаний и обязательств, если такое исполнение будет для него вредно и все мотивы, вынудившие его обещание, устранены». Однако необходимо этот «способ действий хорошо скрывать под личиной честности. Государи должны обладать великим искусством притворства и одурачиванья, потому что люди бывают обыкновенно до того слепы и отуманены своими насущными потребностями, что человек, умеющий хорошо лгать, всегда найдет достаточно легковерных людей, охотно поддающихся обману». Более того, государям нет никакой надобности обладать в действительности хорошими качествами — правдивостью, милосердием, человеколюбием, искренностью и благочестием, «но каждому из них необходимо показывать вид, что он всеми ими обладает». В частности, «государи должны усиленно заботиться о том, чтобы каждая фраза, исходящая из их уст, представлялась продиктованной… самою истиной, самим милосердием, самим человеколюбием, самою искренностью и самим благочестием…

Скажу больше, — развивал свою мысль Н. Макиавелли, — действительное обладание этими качествами вредно для личного блага государей, притворство же и личина обладания ими — чрезвычайно полезны. Так, для государей очень важно уметь выказываться милосердными, верными своему слову, человеколюбивыми, религиозными и откровенными . быть же таковыми на самом деле не вредно только в том случае», если государю с подобными качествами удастся «в случае надобности заглушить их и выказать совершенно противоположные». Дело в том, что, по мнению Н. Макиавелли, «весьма часто для поддержания порядка в государстве» государи «должны поступать против законов совести, милосердия, человеколюбия и даже против религии». Таким образом, они «должны обладать гибкой способностью изменять свои убеждения сообразно обстоятельствам и…, если возможно, не избегать честного пути, но в случае надобности прибегать и к бесчестным средствам».

Особенно важно для государей, полагал Н. Макиавелли, «притворяться благочестивыми. В этом случае люди, судящие по большей части только по одной внешности, так как способность глубокого обсуждения дана немногим, легко обманываются. Личина для государей необходима, так как большинство судит о них по тому, чем они кажутся, и только весьма немногие бывают в состоянии отличать кажущееся от действительного. И если даже эти немногие поймут настоящие качества государей, они не дерзнут высказать свое мнение, противное мнению большинства, да и побоятся посягнуть этим на достоинство верховной власти, представляемой государем».

С точки зрения Н. Макиавелли, «если государь сумеет только сохранить свою жизнь и власть, то все средства, какие бы он ни употреблял для этого, будут считаться честными и похвальными». Однако чтобы остаться в живых и удержаться на посту высшего политического руководителя, «государь должен избегать всего, что может на него навлечь ненависть и презрение. Если ему последнее удастся, он может спокойно действовать, как хочет, нисколько не заботясь о том, что о нем думают и говорят».

По словам Н. Макиавелли, «заслужить ненависть за добрые действия так же легко, как и за дурные… Если народ или войско, или аристократия, короче — какой-нибудь класс подданных, в опоре которого нуждается государь, — испорчен и развращен, то государь должен, чтобы не возбуждать его против себя, угождать ему, а в таких случаях всякое честное действие для него вредно». Кроме того, «государям, чтобы не заслужить ненависти, надо воздерживаться» от нарушения имущественных и личных прав своих подданных и не посягать на их честь и на честь их жен и дочерей. Причем правителям следует учитывать, что «люди обыкновенно скорее прощают и забывают даже смерть своих родителей, чем потерю состояния… Общество обычно живет спокойно, если государи не покушаются ни на честь, ни на имущество его членов, и государям при этом приходится бороться только с честолюбием немногих».

Презирают же, отмечал Н. Макиавелли, «только тех государей, которые выказываются нерешительными, непоследовательными, малодушными и легкомысленными. Всех таких качеств должен избегать государь как подводных камней своей власти, стараясь придавать своим действиям внешний отпечаток величия, важности, твердости и отваги». В отношении частных дел своих подданных он должен поступать так, чтобы его «решения казались незыблемыми и общественное мнение до того считало бы их неизменными, что никто из подданных не дерзал бы и думать, что их можно избежать обманом или склонением государя в свою пользу. Государь, сумевший заставить так о себе думать, пользуется обыкновенно прочной репутацией,… так как он считается хорошим государем, пользующимся уважением своих подданных».

По убеждению Н. Макиавелли, правители, чтобы выработать указанные необходимые им личные качества, должны обладать мудростью. Лишь в таком случае они смогут осуществить правильный «выбор приближенных и министров — дело для государей огромной важности». Равным образом только мудрые правители в состоянии выполнить основное правило работы с высшими государственными служащими, которое заключается в следующем: государи обязаны заботиться о хороших министрах, так чтобы министры были настолько удовлетворены в своем честолюбии, что не желали бы «ничего лучшего», опасались бы «всякой малейшей перемены в своем положении» и сознавали, что не могут «удержаться на такой высоте собственными средствами, без покровительства своего государя».

Представленная информация была полезной?
ДА
59%
НЕТ
41%
Проголосовало: 778

Н. Макиавелли считал, что «сановники эти бывают хороши или дурны соответственно степени мудрости самого правителя. Способность или неспособность государя прежде всего определяется оценкой свойств его приближенных. Если министры искусны и отличаются верностью, то заключают, что и сам государь не лишен мудрости, так как он сумел угадать их таланты и распознать их преданность . но к совершенно противоположному заключению приводит неудачный выбор сановников государем». Причем, с точки зрения Н. Макиавелли, «люди, которые полагают, что тот или другой государь, кажущийся мудрым, не обладает на самом деле этой мудростью, так как вся его мудрость является результатом хороших советов окружающих его, делают… ошибку, потому что должно принять за общее правило, что хорошие советы может получать только такой государь, который сам достаточно мудр… Государь, не обладающий мудростью, имея множество советников, всегда будет выслушивать самые противоположные советы и, не умея» правильно оценить их, «всегда будет в нерешительности, которому из них последовать. Каждый из его советников станет стремиться к достижению личных целей, и неопытный государь не сумеет… распознать» степень компетентности и меру личной заинтересованности каждого своего советника. Таким образом, «хорошие советы, откуда бы они ни происходили, всегда плод мудрости государя, и наоборот — эта мудрость никогда не бывает плодом хороших советов».

3. О задачах, которые должен решить правитель при осуществлении своей политики. Как полагал Н. Макиавелли, при приходе к власти высшего политического руководителя «все лица, интересы которых он почему-либо нарушил, овладевая государством, становятся его врагами. Врагами же его делаются и те, которые дружественно помогали его успеху», если рассчитывали получить от него благодарность в объеме, несовместимом со справедливым, в понимании правителя, устройством государства, и не получили ее. Кроме того, затруднения высшего руководителя государства «происходят от новых учреждений», которые он вводит, стремясь установить справедливый, по его мнению, политический строй. «Нововводитель при этом встречает врагов во всех тех, кому жилось хорошо при прежних порядках, и приобретает только весьма робких сторонников в тех, чье положение должно при этих нововведениях улучшиться. Робость эта происходит отчасти от того, что лица, которым введение новых учреждений обещает улучшение положения, боятся навлечь на себя этим злобу своих противников, сильных при существующем порядке, отчасти от общей всем людям недоверчивости ко всему новому, не признанному обычаем, не проверенному опытом. От этого происходит, что если враждебная сторона получит возможность напасть на нововводителей, то делает это со всем ожесточением, к какому приводит ее дух партии, тогда как противники их защищаются вяло и неохотно, считая эту борьбу опасной для себя».

С точки зрения Н. Макиавелли, в такой ситуации правителю следует сделать две вещи. Во-первых, если речь идет о «неправом захвате власти», то «всякий узурпатор должен решиться произвести все необходимые для него жестокости за один раз… для того, чтобы они были перенесены с меньшим раздражением . благодеяния же должно делать мало-помалу для того, чтобы подданные имели больше времени для их благодарной оценки». Во-вторых, для получения социальной поддержки своих мероприятий высший политический руководитель должен обратиться к общественным слоям, которые противились его приходу к власти и по отношению к которым он поступил справедливо.»Обыкновенно государи… убеждались: наибольшей пользы и верности можно им ожидать именно от тех людей, которые при начале их господства казались им подозрительными, чем от тех, кто с самого начала заявлял себя верным… Государи, вновь получающие власть, могут безопасно полагаться на тех лиц, которые вначале заявляют себя против них, доставив им поддержку, если только эти лица нуждаются в какой-либо поддержке. Этим государи обыкновенно их к себе привязывают». Обычно бывает так, что «лица эти как бы вынуждаются благодарностью к верности и усердной службе, так как они сознают, что им бывает необходимо делами изгладить то неблагоприятное о них мнение, которое государи необходимо должны были о них составить, и, таким образом, государям они несравненно полезнее тех людей, которые, не имея этих оснований к усердию и верности, могут небрежно относиться к своим обязанностям и интересам государя».

По словам Н. Макиавелли, «верховная власть может быть вручена государю или народом, или аристократией… Хорошо организованные государства и предусмотрительные государи обыкновенно усиленно заботятся о том, чтобы народ был ими доволен…, с тем однако же, чтобы это не сильно раздражало аристократов . достижение этого — одна из самых трудных задач государя». Причем ее невозможно решить путем разжигания конфликтов между различными группами населения государственной организации. «Я не думаю, — писал Н. Макиавелли, — чтобы внесение в страну раздора могло бы быть хоть сколько-нибудь полезно… Еще в мирное время» эта система «годна, облегчая управление страною, но зато, едва возникает война, и подобная система приводит государей к гибели».

Как считал Н. Макиавелли, «лица, достигнувшие власти при помощи аристократии, удерживают ее за собою с большим трудом, чем получившие ее из рук народа . обыкновенно они бывают вынуждены действовать в среде людей, из которых многие считают себя с ними равными, так что они не могут ни владычествовать, ни распоряжаться так, как бы им хотелось. Тот же, кто получает власть из рук народа, обыкновенно прямо делается самостоятельным. Он ни с кем не разделяет власти и не встречает кругом себя никого или почти никого, кто не был бы привычен к повиновению. Кроме того, удовлетворить аристократов так, чтобы не сделать несправедливости и не возвеличить одних за счет других, бывает очень трудно. Совершенно не то с народом: цель его гораздо достижимее, так как он мечтает обыкновенно не об угнетении, — к чему стремится аристократия, — но только желает не быть угнетенным… Государь, получивший власть из рук народа, должен стараться удержать… его расположение» и для этого избавить его от угнетения. «Точно так же, достигнув власти с помощью аристократии, как бы против желания народа, правитель прежде всего должен стараться расположить народ в свою пользу. Это не трудно, — для этого нужно только принять его под свое покровительство. Тогда народ становится еще более преданным и покорным, чем даже тогда, когда сам вручил государю власть… Люди обыкновенно гораздо более ценят блага, получаемые ими от тех, от кого они ожидают одно зло, и считают себя в отношении их более обязанными. Подданство свое народ считает в этих случаях даже более добровольным, чем тогда, когда правитель избран им самим».

Однако приведенные слова Н. Макиавелли отнюдь не означают, что он ставил перед высшим политическим руководителем задачу добиться любви своих подчиненных. Рассуждая о том, «что для государя лучше — внушать ли страх или любовь», автор «Государя» сделал следующий вывод: «Полезнее держать подданных в страхе… Люди скорее бывают готовы оскорблять тех, кого любят, чем тех, кого боятся. Любовь обыкновенно держится на весьма тонкой основе благодарности, и люди, вообще злые, пользуются первым предлогом, чтобы в видах личного интереса изменить ей. Боязнь же основывается на страхе наказания, никогда не оставляющем человека». Поэтому, «возвращаясь к вопросу, что выгоднее для государей, то ли, когда подданные их любят, или когда они их боятся, я заключаю, что так как в первом случае они бывают в зависимости от подданных, возбуждая же боязнь бывают самостоятельны, то для мудрого правителя гораздо выгоднее утвердиться на том, что зависит от него, чем на том, что зависит от других».

В сочинении Н. Макиавелли «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия» есть немало теоретических положений, которые в мировой политологии и юриспруденции получили статус классических. Несколько из них приведены в последующем изложении. Они сыграли особенно значительную роль как в развитии научных представлений о государстве и праве в эпоху после завершения жизненного пути Н. Макиавелли, так и в практической политической деятельности этого периода.

1. Об принципах политики. Во-первых, отмечал Н. Макиавелли, политику «надо уметь пользоваться случаями так, чтобы, когда перемена в образе действий лишит человека прежних его связей, он мог бы уже опереться на новые, чтобы власть его не понесла ущерба . иначе он останется один, без друзей, и погибнет».

Во-вторых, по мнению Н. Макиавелли, противники правителя государства, «если они так могущественны, что могут открыто объявить ему вражду и действовать прямо, то это, конечно, самое лучшее, безопасное и честное. Но если на открытую борьбу сил не хватает, надо всячески стараться войти к государю в милость. Надо не пропускать ни одного случая, удобного для этой цели. Надо делить с ним все его удовольствия и, если он развратничает, служить ему товарищем по разврату. Такая короткость с ним» прежде всего «предохранит жизнь» и, кроме того, «даст возможность, безопасно насладившись счастьем государя, достигнуть своей цели, низвергнув его при удобном случае».

В-третьих, по убеждению Н. Макиавелли, «отечество всегда хорошо защищать, каким бы образом ни защищать его, славою ли, позором ли… Всегда, когда приходится обсуждать вопрос, от которого единственно зависит спасение государства, не следует останавливаться ни перед каким соображением справедливости или несправедливости, человечности или жестокости, славы или позора, но, отбросив всякие соображения, решиться на то, что спасает и поддерживает» государство.

2. О политическом значении религии. По словам Н. Макиавелли, «не было ни одного законодателя и вообще основателя в народе новых установлений, который не ссылался бы на Бога, потому что иначе учреждения его были бы отвергнуты, ибо только мудрый человек может видеть множество преимуществ, не имеющих в себе достаточно очевидности, чтобы в них точно так же убедились и другие. Чтобы устранить это препятствие, мудрые люди ссылаются на Бога. Так делали Ликург, Солон и многие другие, имевшие подобную же цель».

Как полагал Н. Макиавелли, отсюда вытекает, что «вожди… государства должны заботиться о сохранении оснований своей национальной религии. При этом условии им будет легко поддержать в своем государстве религиозность и через это удержать в нем согласие и добрый порядок. Они должны поощрять и поддерживать все, что благоприятствует религии, хотя бы даже считали все это обманом и ложью . и чем более они мудры, чем более сведущи в познании природы, тем более обязаны поступать таким образом». Иными словами, в понимании Н. Макиавелли религиозная вера выступает социально-психологическим механизмом, обеспечивающим следование политике самых мудрых массы людей, которые в силу своих средних и слабых интеллектуальных качеств не сознают, что эта политика соответствует их интересам.

3. О честолюбии лучших граждан и безопасности государства. По мнению Н. Макиавелли, честолюбие лучших людей в демократическом государстве может привести к свержению законного политического строя и установлению диктаторского правления, если выдающиеся дела этих лиц принесут им любовь народа. Н. Макиавелли констатировал: правительства демократических государств для недопущения захвата честолюбцами политической власти часто не позволяют лучшим людям проявлять их выдающиеся способности на благо своих сограждан. Более того, активность выдающихся лиц по реализации общественных интересов иногда даже подавляется с помощью мер государственного принуждения для пресечения возможных попыток этих людей свергнуть законную власть. Так, когда Древний Рим «изнывал от голода,… некий Спурий Мелий, обладатель довольно значительных для того времени богатств, решился сделать на свой счет запасы хлеба и раздавать его безвозмездно народу. Подобное поведение доставило ему столь сильное расположение всего населения, что сенат, не доверяя последствиям, которые могут произойти от такой щедрости, назначил для уничтожения этой опасности, прежде чем она разрастется, диктатора единственно против Мелия» и предал его смерти.

С точки зрения Н. Макиавелли, подобные приемы подавления общественно полезной деятельности лучших людей государства должны быть исключены из политической практики. Он был убежден, что «вернейшее и безопаснейшее средство сдержать смелость человека, достигшего в республике излишней власти», состоит в том, чтобы побудить других лиц соперничать с ним «на том самом пути, которым он достиг могущества». Государству надо иметь много достойных людей, чтобы не опасаться благодарить народной любовью в полной мере каждого из них за выдающиеся дела. При этом, полагал Н. Макиавелли, пользующиеся славой люди будут взаимно охранять народ друг от друга.

4. О диктаторском и демократическом методах управления государством. По словам Н. Макиавелли, «надо принять за общее правило, что никогда или почти никогда ни одна республика и ни одно царство не было хорошо устроено или преобразовано вновь на прежних своих основаниях, от которых отклонилось, если основателем его не было одно лицо. Необходимо, чтобы воля одного давала государству его порядок и чтобы единичный ум распорядился всеми его учреждениями. Вот почему мудрый учредитель республики, одушевленный одним желанием служить не лично себе, а общественной пользе,… должен всеми силами стараться достигнуть единовластия. Ни один умный человек не будет упрекать его, если при устроении государства… он прибегнет к каким-нибудь чрезвычайным мерам. Пусть обвиняют его поступки, лишь бы оправдывали результаты их . и он всегда будет оправдан, если результаты окажутся хороши… Только те насилия заслуживают порицания, цель которых — не исправлять, а портить».

Вместе с тем, отмечал Н. Макиавелли, «если один человек может устроить государство, оно будет недолговечно, если порядок, учрежденный в нем, таков, что всегда требует одного правителя. Государственный порядок хорош только тогда, когда предоставлен попечению большинства и когда охрана его вверена большинству. Дело в том, что масса не способна учредить порядка потому только», что из-за различия мнений «никак не может познать, что всего лучше. Но раз познав это по опыту, толпа никогда не согласится покинуть хорошего порядка».

5. О заговорах с целью захвата государственной власти. Ряд теоретических положений о подобных заговорах Н. Макиавелли сформулировал еще в работе «Государь». В частности, здесь присутствует очень ценное замечание о том, что «государи… обыкновенно предохранены» от заговоров, «если… сумели так действовать, что народ ими доволен. Для достижения последней цели… они должны не щадить никаких усилий… Самое лучшее средство против заговоров — любовь народа. Обыкновенно заговорщики предполагают, что смерть государя желательна народу. Если бы они предполагали, что такая смерть раздражит народ, то никто из них не отваживался бы приводить в исполнение свои замыслы, представляющие обыкновенно бесчисленные трудности».

В сочинении «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия» Н. Макиавелли изложил несколько не менее ценных идей о заговорах с целью захвата государственной власти. Так, он указал, что очень многие «заговоры составляются знатными людьми, приближенными к государю… Люди, не имеющие власти, не могут найти верных соучастников». Из знатных персон «одни замышляют заговоры вследствие нанесенных им оскорблений, а другие злоумышляют оттого, что их слишком облагодетельствовали». Последняя категория лиц имеет все блага, кроме верховной власти. Чтобы приобрести ее, они и составляют заговоры.

Как полагал Н. Макиавелли, «государь, чтобы обеспечить себя от заговоров, должен больше остерегаться слишком облагодетельствованных им людей, чем оскорбленных. Люди, возвышенные государем, имеют все удобства для выполнения своих замыслов, тогда как униженные им не имеют такой легкой возможности . а охота к заговорам у них одинаковая, потому что одни так же сильно или даже еще сильнее желают власти, как другие — мести. Поэтому государю не следует так приближать своих друзей к престолу, чтобы кроме него им нечего было бы желать». Иначе удивительно будет, если эти люди не составят заговор с целью захвата государственной власти.

С точки зрения Н. Макиавелли, существует ряд правил сохранения и свержения государственного строя, следование которым способно принести успех и правительству, борющемуся с заговорщиками, и этим лицам. Так, правительство, узнав о существовании против него заговора, должно тщательно измерить и взвесить «силы свои и заговорщиков, прежде чем предпринимать мщение». При этом «если заговор слаб, надо немедленно задавить его». Однако «если средства и силы заговорщиков окажутся обширны и могущественны, то правительству не следует показывать вид, что оно открыло заговор, пока не приготовится подавить его безопасно для себя… Ему необходимо таить свои сведения» о выявленном преступном «намерении, потому что если заговорщики увидят, что заговор открыт, они по необходимости решатся на отчаянные меры и усилия». Причем, по убеждению Н. Макиавелли, «когда государю или республике почему-нибудь выгодно отсрочить открытие заговора, самым лучшим средством для этого будет, если оно искусно покажет заговорщикам в ближайшем будущем какой-нибудь удобный случай к действию. Они непременно станут дожидаться этого случая в уверенности, что время терпит . и правительство может воспользоваться их промедлением, чтобы наказать их».

Эффективность действий организатора заговора с целью захвата государственной власти, отмечал Н. Макиавелли, достигается при применении иных правил. К их числу относятся следующие. Во-первых, «без крайней необходимости не следует никому поверять своих замыслов, пока не наступит пора действовать. Если же необходимо сообщить их, то не должно доверяться более чем одному лицу. И то такому, которое уже доказало, что заслуживает доверия и сверх того имеет причины согласиться принять участие» в заговоре.

Во-вторых, «вдвоем можно говорить что угодно, лишь бы только не давать против себя письменной улики. Если собеседник изменит и донесет, стоит только отпереться: он будет говорить — да, а ты — нет. Но главное, надо остерегаться письменных улик, против которых не существует никаких отговорок… Но все-таки лучше всего не доверяться никому».

В-третьих, нельзя давать сообщникам «времени выдать заговор . с этой целью им следует поверять тайну только перед самым исполнением, никак не раньше». По мнению Н. Макиавелли, организатор заговора должен поступить подобно тому, как действовал в эпирском государстве некий Нелемат, возмущенный тиранией правителя Аристотима. Этот Нелемат «созвал к себе в дом своих многочисленных родственников и друзей и уговаривал их освободить отечество. Они сказали, что им надо время подумать и приготовиться. Тогда Нелемат приказал слугам запереть двери и объявил присутствующим: или клянитесь тотчас идти со мной на дело, или я всех вас выдам Аристотиму. Под влиянием этих слов они дали клятву, безотлагательно вышли и счастливо выполнили распоряжение Нелемата».

6. О технических приемах политики. По словам Н. Макиавелли, «человеку, известному народу своим умом и добродетелью, очень легко, выйдя к возмутившейся толпе, укротить ее… Поэтому начальник взбунтовавшейся армии или правитель взволнованного города должен немедленно явиться на место бунта, воспользоваться своим влиянием и значением как можно более ловко и обставить себя всеми знаками своего достоинства, чтобы внушить к себе больше почтения… Нет более верного и сильного средства укротить взволнованную массу, как присутствие человека, мнимо или действительно достойного уважения». Кроме того, Н. Макиавелли учил: «Всякий раз, когда несколько врагов соединяются против одного, вы можете несомненно думать, что победит последний, лишь бы только он был достаточно силен, чтобы выдержать первое нападение… и иметь время склонить на свою сторону кого-нибудь из вступивших в союз» против него или поссорить их. Вот почему «каждое правительство, против которого соединятся несколько врагов, восторжествует над ними, если оно сумеет искусно поселить между ними несогласие». Наконец, с точки зрения Н. Макиавелли, если один политический деятель желает получить что-нибудь от другого, то он должен, если обстоятельства позволяют это, не давать последнему времени обдумывать просьбу, поступив «таким образом, чтобы тот сам почувствовал необходимость быстрого решения. Всегда случается, что тот, кого просят, видит, что его отказ или замедление могут вызвать против него внезапное и опасное неудовольствие», и поэтому соглашается, не имея причин отказать.


Поделиться статьей
Автор статьи
Анастасия
Анастасия
Задать вопрос
Эксперт
Представленная информация была полезной?
ДА
59%
НЕТ
41%
Проголосовало: 778

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram

ОБРАЗЦЫ ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА ЧГК

Поделиться статьей

Поделиться статьей(Выдержка из Чемпионата Днепропетровской области по «Что? Где? Когда?» среди юношей (09.11.2008) Редакторы: Оксана Балазанова, Александр Чижов) [Указания ведущим:


Поделиться статьей

ЛИТЕЙНЫЕ ДЕФЕКТЫ

Поделиться статьей

Поделиться статьейЛитейные дефекты — понятие относительное. Строго говоря, де­фект отливки следует рассматривать лишь как отступление от заданных требований. Например, одни


Поделиться статьей

Введение. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси

Поделиться статьей

Поделиться статьей1. Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Специфика периода феодальной раздробленности –


Поделиться статьей

Нравственные проблемы современной биологии

Поделиться статьей

Поделиться статьейЭтические проблемы современной науки являются чрезвычайно актуальными и значимыми. В связи с экспоненциальным ростом той силы, которая попадает в


Поделиться статьей

Семейство Первоцветные — Primulaceae

Поделиться статьей

Поделиться статьейВключает 30 родов, около 1000 видов. Распространение: горные и умеренные области Северного полушария . многие виды произрастают в горах


Поделиться статьей

Вопрос 1. Понятие цены, функции и виды. Порядок ценообразования

Поделиться статьей

Поделиться статьейЦенообразование является важнейшим рычагом экономического управления. Цена как экономическая категория отражает общественно необходимые затраты на производство и реализацию туристского


Поделиться статьей

или напишите нам прямо сейчас:

Написать в WhatsApp Написать в Telegram
Заявка
на расчет